РЕЖИМ АСАДА КАК ФАКТОР СДЕРЖИВАНИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ТЕРРОРИЗМА В РЕГИОНАЛЬНЫХ РАМКАХ

РЕЖИМ АСАДА КАК ФАКТОР СДЕРЖИВАНИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ТЕРРОРИЗМА В РЕГИОНАЛЬНЫХ РАМКАХ

5 октября 2015 г. 15:03
Взаимодействие России, Сирии, Ирана и Ирака в борьбе с терроризмом необходимо, чтобы спасти регион от разрушения, заявил в воскресенье президент Сирии Башар Асад.

"Коалиция, состоящая из России, Сирии, Ирана и Ирака, обязана победить или регион будет разрушен", — говорится в сообщении в Twitter канцелярии сирийского президента, который дал интервью иранскому каналу Khabar TV. По мнению Асада, шансы на успех у коалиции очень велики. Напомним, что Россия, Иран, Ирак и Сирия ранее создали общий информационный центр в Багдаде, чтобы координировать борьбу с ИГ. Основными функциями этого центра станут сбор, обработка, обобщение и анализ текущих данных об обстановке в Ближневосточном регионе в контексте борьбы с боевиками, распределение информации по назначению и оперативная передача генеральным штабам указанных стран. Каждый участник этой коалиции вносит свой уникальный вклад в общее дело. К примеру, без военно-технического могущества России антитеррористической коалиции не обойтись. Однако ключевым участником, краеугольным камнем здесь является, безусловно, Башар Асад, олицетворяющий сирийское государство. Именно вокруг личности президента Сирии ломаются все копья. Россия считает, что Асад является законным президентом страны. США считают, что он нелегитимен, обвиняя его в развязывании войну против своего собственного народа (хотя в Сирии все гораздо сложнее, чем это пытаются представить в Вашингтоне). В любом случае, на данный момент борьба с исламистскими фанатиками должна происходить совместно с Асадом, поскольку без него попытки не просто переломить ход гражданской войны, но и отстроить на освобожденных территориях хоть какой-то порядок, обречены на неудачу. Между прочим, сам Башар Асад не стал бы медлить с отставкой, если бы это смогло разрешить кризис в стране. Но решение принимает только народ, уверен сирийский президент. "Поэтому я говорю оппозиции — если вы считаете себя правыми, почему вы не можете убедить в этом сирийский народ, а он решит через государственные институты, через выборы, кто будет президентом", — сказал он. "Я еще раз говорю, что если мой уход — это решение, я без сомнения сделаю это", — подчеркнул Асад в интервью, текст которого опубликовало сирийское агентство SANA. "Мы уже проводили диалог с рядом оппозиционных групп, некоторые из них патриотически настроенные, но они сказали нам, что не могут повлиять на террористов. Поэтому диалог с оппозицией может быть полезным для будущего Сирии, но не для решения борьбы с терроризмом. Поэтому сейчас основной для нас задачей является уничтожение терроризма, так как для любого политического решения необходима стабильность в стране. Ликвидация терроризма — основа любых действий в Сирии. Политические решения могут быть приняты позже", — отметил президент Сирии. Необходимо отметить, что международное право допускает применение силы на территории иностранного государства либо по решению Совбеза ООН, либо в порядке самообороны, либо по просьбе властей этого государства. Между тем, коалиция во главе с США с сентября 2014 года наносит удары по позициям ИГ в Сирии в обход СБ ООН и не координирует свои действия с сирийскими властями. Иными словами, американцы с союзниками действуют вопреки общепризнанным правовым нормам, что не могло не сказаться на эффективности операции. Эксперты пытаются ответить на вопрос, на чьей стороне в этой борьбе выступают Соединенные Штаты? Понятно, против кого они выступают – против режима президента Башара аль-Асада. А также против «Исламского государства», которое – так уж получилось – является главным противником режима. Кроме того, против всех прочих джихадистских группировок, которые воюют в Сирии, включая «Джабхат ан-Нусру» (филиал «Аль-Каиды») и «Ахрар аш-Шам». И еще американцы выступают против «Хезболлы» и Ирана, которые поддерживают сирийское правительство. Вашингтон все же поддерживает некоторые группировки, скажем, находящихся неподалеку от Турции сирийских курдов, умеренные силы, которым вблизи своей границы помогает Иордания, а также небольшое количество других умеренных сирийцев. Но если задуматься о том, какие крупные группировки борются за контроль над Дамаском, то получается, что Соединенные Штаты выступают практически против всех. Эксперты Кеннет Поллак и Барбара Уолтер характеризуют эту позицию на страницах Washington Quarterly следующим образом: «Соединенные Штаты создают в Сирии новую оппозиционную армию. Эта армия должна быть аполитичной, не конфессиональной, единой и всеобъемлющей. Когда эта армия будет готова, она захватит (освободит) территории и будет удерживать их, противодействуя режиму Асада и различным джихадистским группировкам суннитов. В результате появится представительное новое правительство, которое будет надежно защищать все меньшинства». Одно дело – верить, что такое было возможно 15 лет назад. Но после Афганистана, Ирака, Ливии и Йемена это уже не внешняя политика, а фантазия, делают вывод эксперты. Россия и Иран заполнили вакуум после того, как Запад выбился из сил в нравственном и военном отношении, - говориться в редакционном материале газеты Independent. Журналисты признают, что вмешательство Москвы и Тегерана приблизит конец гражданской войны. С ними согласны многие аналитики. Прежде чем сбросить Асада, Запад должен всерьез ответить себе на ряд принципиальных вопросов: кто понесет ответственность за последствия падения режима? Кто будет сдерживать экстремистов? Кто будет охранять химическое оружие Сирии? Эксперты признают, что без Асада ответить на эти вопросы пока невозможно. Россия всегда утверждала, что режим Башара Асада является лучшей защитой против исламского фундаментализма, но не говорила о союзе с ним навсегда. Напомнивший об этом депутат от французской партии "Республиканцы" Жак Мияр пишет на страницах Le Figaro: "Остается только задаться вопросом по поводу логики политики США и поддерживающей ее Франции". "Вашингтон хочет свергнуть Асада и, как и Париж, уверен, что повстанцы являются членами сирийской освободительной армии, "умеренной оппозицией" существующему режиму", — продолжает Мияр. Однако, как утверждает французский политик, та картина, которую рисуют США, далека от истины. "Умеренную сирийскую оппозицию", о которой они говорят, сейчас можно найти лишь в салонах европейских и американских отелей, считает он, на деле же "подразделения сирийской освободительной армии, вооруженные США, уже давно перешли со всем оружием и амуницией в ряды исламского фронта и группировки "Джебхат ан-Нусра". Американский журналист, трёхкратный лауреат Пулитцеровской премии Томас Фридман подчеркивает: "идея о том, что для этого достаточно просто вооружить больше умеренных сирийцев,— полнейший бред". В своей статье для газеты The New York Times он напоминает, что "с 2011 года в Ирак и Сирию попали около 30.000 боевиков из 100 разных стран”. "Иными словами, 30.000 человек поехали в Сирию ради ценностей джихада и халифата. А сколько поехали в Сирию, чтоб встать на защиту демократии? Похоже, ноль", -- пишет журналист. "Почему нам приходится выискивать умеренных, а потом еще и учить их, тогда как боевиков, похоже, ничему учить не нужно? – задается вопросом Томас Фридман, и отвечает: Потому что джихадисты увлечены идеями, пусть и извращенными. В Сирии нет критической массы умеренных, вдохновленных идеями; там готовы сражаться за свои дома и семьи, но не за абстрактные ценности вроде демократии. Мы пытаемся восполнить недостаток убежденности военной подготовкой, но это не работает". Надо признать, что в сознании американцев происходит определенный сдвиг по отношению к Асаду. Старший преподаватель Кафедры прикладного анализа международных проблем МГИМО Андрей Сушенцов полагает, что на этом этапе американцы не будут педалировать свою мысль о том, что Асад должен уйти. "Проблема в том, что они четыре года пытались к этому приблизиться и так и не приблизились. И я думаю, что они могут еще подождать год-другой, чтобы посмотреть, к чему именно все придет. Одновременно поняв, чего стоит российско-иранский альянс. И если это не даст никаких результатов, они с новой силой будут об этом всем говорить. А если это, наоборот, покажет успешный пример борьбы с ИГИЛ, то думаю, что их позиция будет постепенно дрейфовать в сторону нашей", -- уверен эксперт. Главный редактор журнала "Россия в глобальной политике" Федор Лукьянов подчеркивает, что Обама больше не выдвигает требование отставки Асада как предварительное условие. По мнению политолога, американская позиция смягчается. Хотя вроде бы на словах все это звучит иначе. "Я думаю, что просто никто (я имею ввиду Соединенные Штаты и страны Запада, которые на уход Асада ставку делали все это время, все четыре с половиной года) не может взять и сказать «Ну а черт с ним, пусть будет». Это невозможно. А вот спускать на тормозах — это, думаю, и будет происходить", -- сказал Федор Лукьянов. Многие эксперты осознают невозможность или, как минимум, проблематичность всеобъемлющей победы Асада и возврата под его контроль всей страны. С другой стороны, вряд ли разумно ждать, пока режим будет полностью демонтирован, а бойцы ИГ победным маршем пройдутся по Дамаску. Это не только усугубит проблемы региона. Расширение "Исламского государства", скорее всего, создаст дополнительные риски уже для европейской безопасности, которая и сегодня испытывает мощное давление извне. Может быть, не сегодня и не завтра, но потенциально такая угроза существует. Возврат к довоенному статус-кво в Сирии труднодостижим. Но купирование территориальной экспансии "Исламского государства" видится важнейшей задачей. Так что российская поддержка Асада носит прагматический характер. Эту тактику не следует рассматривать в контексте фантомов времен холодной войны или неких гипотетических имперских претензий. Это насущная необходимость, крайне важный шаг в рамках блокады экспансии международного терроризма на европейский континент через создание силы, сдерживающей исламистов в региональных рамках.