МЫ НАБЛЮДАЕМ ПЕРЕФОРМАТИРОВАНИЕ МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ

МЫ НАБЛЮДАЕМ ПЕРЕФОРМАТИРОВАНИЕ МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ

1 октября 2015 г. 0:16

Ситуацию в Сирии и возможные пути борьбы с терроризмом на Ближнем Востоке обсуждали участники круглого стола, посвященного итогам Генассамблеи ООН. Мероприятие организовано фондом ИСЭПИ и МАЦ "Rethinking Russia". В дискуссии принимал участие проректор Финансового университета РФ и директор Фонда национальной стратегической безопасности Константин Симонов. Специально для "Политаналитики" он пояснил положение, сложившееся в ближневосточном регионе и, в частности, в Сирии:— Парадокс ситуации заключается в том, что нам в какой-то степени, если бы мы цинично подходили к вопросу, выгодно то, что происходит в Сирии. Если бы мы исходили исключительно из рациональных интересов, то, может быть, нам не стоило совсем туда вмешиваться. Поэтому я думаю, что здесь Россия, сказав, "ребята, если хотите спасать международное право - надо это делать", поступила и честно, и довольно сильно. И, возможно, очень даже конъюнктурно, в ущерб каким-то своим локальным интересам. Потому что конфликт в Сирии, на самом деле, может привести к тому (и без нашего участия, кстати), что ситуация в регионе будет серьезно дестабилизирована. И в конечном счете, если в эту историю вмешается, например, Иран, то мы вполне можем прийти к серьезному столкновению Ирана и Саудовской Аравии, что в свою очередь может привести к серьезным изменениям на рынке углеводорода.Сегодня все смотрят на Сирию, а на самом деле регион горит, как «воронья слободка» из известной книги, с разных сторон. Например, война в Йемене не прекращается, просто медиа сейчас не делают на этом акцент, но там ничего не поменялось. Саудовская Аравия, начиная с четвертого квартала прошлого года, потратила из фонда резерва огромные суммы денег, и прежде всего это не только деньги, которые ушли на поддержку их экономики, это в том числе деньги, которые ушли на финансирование ИГИЛ и других террористических структур, которые в регионе действуют. Мы видим, что война вытягивает из саудитов большие деньги, но все равно они не могут уже от этого отказаться. И дальнейшее обострение ситуации в регионе может спровоцировать новый обоснованный всплеск цен на углеводороды, и, естественно, это нам выгодно. Но мы, как я уже сказал, достаточно честно поступаем. Мы не подливаем бензин в этот пожар, а стараемся предложить какие-то механизмы его тушения, у нас тоже здесь есть определенный интерес.Если мы отмотаем чуть назад эту историю, то увидим, что у нас был рациональный аргумент поддержать Асада. Дело в том, что изначально вся эта история начиналась с очень простой логики: саудиты и Катар проплатили создание этой так называемой демократической оппозиции, которую сегодня мы называем ИГИЛ в Сирии. Политически эта история была поддержана Штатами. А история была простой: поскольку был план строительства газопровода через Турцию в Европу с Аравийского полуострова, Сирия была ключевым звеном, которое было помехой всему проекту, поэтому надо было просто снести Асада для того, чтобы эту трубу построить. Поэтому у нас изначально были политические мотивы его поддержать. Но сейчас все там в таком огне, что про эти проекты все давно забыли. Так что основной вопрос заключается в том, насколько серьезным будет этот конфликт и как он повлияет на цены на нефть. Один из возможных сценариев, наиболее драматичный, но – увы - реальный, я рассказал.Сейчас вопрос основной заключается в том, по какому пути пойдет формирование коалиции. Есть вариант, который предложен Россией - создать единую коалицию, то есть вот у нас есть уже военная база и мы начинаем наносить удары по территории Сирии, к Сирии подходит китайский авианосец, там есть силы у Соединенных Штатов, Франции, Австралии, которые уже осуществляли бомбардировки территории Сирии, там есть курдское ополчение, там есть турки - там есть варианты создания широких сил.Сейчас происходит переформатирование мировой политики. Если все государства договариваются, на этой основе может произойти перезагрузка всей системы международной безопасности. Неизвестно, как долго продлится война с ИГИЛ. Но понятно - минус этого сценария в том, что придется вести сухопутные операции в любом случае, нужно будет создавать такую вот мультиармию, которая эту войну будет вести. Тем не менее, он в чем-то оптимистичен в том плане, что основные страны сплачиваются на фоне реальной, а не мифической угрозы, которая была надумана, скажем, когда Обама или Меркель называют Россию в числе главных опасностей для человечества.Но этот сценарий не единственный, потому что сейчас обсуждается вариант прямо противоположный, предполагающий создание не новой системы единства мира на основе сирийского конфликта, а наоборот - новой системы его раскола со все более четко очерченными союзническими отношениями. Она построена на идее двух коалиций: с ИГИЛ будут разные страны, объединенные в разные блоки. То есть, одна коалиция создана Соединенными Штатами, а вторая коалиция будет создана Россией. В первую коалицию соответственно войдут страны Запада с азиатскими союзниками. А во второй коалиции костяк составят Россия, Китай, Иран. Встанет вопрос об экономическом партнерстве России и Китая, это будет реальный военный союз России, Китая и Ирана, который будет вести войну с ИГИЛ. Если эти две коалиции не начнут конкурировать за вариант решения сирийской проблемы, проблемы ИГИЛ, гипотетически потом мы можем перейти к тому, что это станет новой водораздельной линией мира. Мне этот сценарий кажется грустным, потому что в конечном итоге эти коалиции начнут воевать друг с другом, вопрос только во времени, формах и последствиях.Насчет вопроса о китайском авианосце, который подходит к Сирии. Может это и утка, об этом заявил один из членов нашего парламента, здесь я ссылаюсь на информацию, которую видел в медиа. Не исключаю, что это может быть байкой, но на самом деле она очень похожа на реальность. Потому что если его там сейчас нет, то рано или поздно он все равно появится, в этом плане Китай все равно не останется в стороне. Для Китая это хороший вариант обкатать партнерство с Россией и Ираном. Конечно, это уже будет реальная война и реальный военный союз, потому что Китай пока боится, но уже готов все равно продемонстрировать то, что всем очевидно, что союз с Россией - это не просто учения совместные, а реальный военно-политический союз, который может пройти проверку реальной войной. Это будет уже абсолютно иная реальность. Я думаю, для Китая это выгодно, хоть он, еще раз говорю, и боится раскрывать это. Потому что в одиночку он, естественно, не устоит и все это прекрасно понимают.