РОССИЯ ПЕРЕХВАТИЛА ИНИЦИАТИВУ НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ – ЭТО НОВОЕ ОКНО ВОЗМОЖНОСТЕЙ

РОССИЯ ПЕРЕХВАТИЛА ИНИЦИАТИВУ НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ – ЭТО НОВОЕ ОКНО ВОЗМОЖНОСТЕЙ

30 сентября 2015 г. 23:29

В Москве прошел круглый стол по итогам Генеральной ассамблеи ООН. Мероприятие организовано фондом ИСЭПИ совместно с Международным аналитическим центром "Rethinking Russia". Участники дискуссии обсудили дальнейшие векторы развития России и ее участие в разрешении важнейших проблем и угроз, стоящих перед международным сообществом. Это, в частности, усиление террористов "Исламского государства" (организация запрещена в РФ) на Ближнем Востоке. Теперь и Россия включилась в борьбу с экстремистами. Политолог Дмитрий Дробницкий высказал в интервью "Политаналитике" свое мнение о том, что предстоит стране в ближайшее время:— Мы «перехватили инициативу» - это очень хороший термин. Знаете, в программировании есть такой термин, называется «перехват прерывания»: это когда некий обрабатывающий модуль выполняет свою собственную программу. Прерывание — это событие, при котором другой управляющий модуль может на время или навсегда перехватить управление данным полем данных. Вот то, что произошло со вступлением России в противоборство с ИГИЛ — это, собственно говоря, то же самое поле данных, то же самое поле ценностей, но с совершенно другими управляющими ценностями. И в этом смысле мы на самом деле присутствуем в уникальной ситуации, когда Россия создает собственную конфигурацию к известной проблеме, о которой уже два года говорят, и она смогла представить какое-то собственное, другое видение. И вплоть до, наверное, весны 2017 года у нас есть окно возможностей, когда на нас будут смотреть, мы будем появляться в новостных лентах, нас будут слушать не просто как абсолютно чуждых людей, а людей, которые могут говорить по делу. И это время действительно надо использовать для того, чтобы отвоевать себе то место под солнцем, которое мы заслуживаем.Информационную войну мы глобально проигрываем. Вот этим сейчас и нужно заниматься, я об этом говорю постоянно. Но дело в том, что мы сейчас находимся в уникальной ситуации, когда применимы знания — есть ведь люди, которые изучали арабский мир, Америку, Европу, шиитов, суннитов, различные противоречия в других местах планеты. И вот сейчас все эти знания мы можем применить. То есть мы сейчас должны перестать говорить в тех простых терминах, которые были применимы до того, как Россия выдвинула свою инициативу на Ближнем Востоке. После этого мы вышли из рамок региональных, мы стали глобальной державой — и на нас теперь будут смотреть внимательно. Мы ведь пришли туда не американские базы бомбить, а международный терроризм. И вот благодаря этому ходу, когда мы начали в Сирии бороться с ИГИЛ и обеспечивать собственную безопасность от ИГИЛ, на нас теперь будут смотреть, к нам теперь будут прислушиваться. Если мы будем продолжать говорить и мыслить штампами пятилетней давности, окно возможностей закроется.Нам надо работать творчески. Вот, например, сейчас началась предвыборная кампания в Соединенных Штатах. И я сегодня на круглом столе задал вопрос: кто согласен с Владимиром Путиным по поводу свержения американцами светских диктаторов, после чего на их место приходят только террористы и экстремисты? А ведь это большой вопрос: с кем тогда разговаривают Соединенные Штаты, на кого делают ставку? Во всяком случае, на кого делают ставку, даже если проиграют. Потому что дружим же мы с Марин Ле Пен, даже понимая, что у нее не очень велики шансы победить на президентских выборах. То есть понимаем ли мы, из чего устроен тот мир, куда мы вышли благодаря этому гамбиту — вот в чем суть. Надеюсь, сейчас станут появляться исследования на тему того клубка, который существует на Ближнем Востоке. Потому что это очень серьезные шахматы, которые долго игрались без нас. А вот теперь мы вступили в эти шахматы, и нужно очень четко в них разбираться — это во-первых. Во-вторых, за счет того, что все смотрят на эту точку, появилась возможность играть на полях в других странах. Но для этого нужен очень четкий сбор информации и аналитика по этим странам. Которая у нас, по-моему, два-три года назад вся прекратилась. Произошло это либо потому, что казалось, что наша страна в кольце врагов и это положение не поддается исправлению, либо из-за уверенности, что у власти внутри страны рейтинг высокий и все и так хорошо: такие две взаимоисключающие причины. Я приведу пример: выборы в Конгресс в 2014 году в Соединенных Штатах. На следующее утро — короткие новостные выпуски, мы даже не поняли, что там произошло. А на самом деле произошел серьезный переворот, и не только в Конгрессе: огромное количество местных органов власти было перехвачено. И еще 20 лет Америка будет вспоминать 2014 год - это все равно, что четвертый срок Франклина Рузвельта по исторической значимости. А у нас это вообще никак не исследуется.То есть, наше оружие — это не только самолеты, а вообще просто знание. Медийная составляющая — это уже в финале, когда все умозаключения уже выдали в массы, неважно, какие — во французские, американские или российские. Прежде всего есть знание. И это знание мало ценилось до этого момента, потому что не было уникальной возможности. И я надеюсь, что теперь эта уникальная возможность породит новый интерес к исследованию.