Региональные и муниципальные выборы по партийным спискам в 2015 году. Часть 1

Региональные и муниципальные выборы по партийным спискам в 2015 году. Часть 1

17 сентября 2015 г. 23:09

Выборы по партийным спискам в 46 субъектах РФ: структурирование партийного поля, малые партии-"джокеры" и рост открытости региональных избирательных системФонд ИСЭПИ представляет наиболее полное исследование участия партий в выборах 13 сентября 2015 года по партийным спискам, позволяющее комплексно, на всех уровнях выборов оценить популярность партийных брендов и идеологических платформ среди избирателей и проанализировать их стартовые перспективы на выборах в Госдуму 2016 года.В России действует система квалификации партий на выборы разного уровня, которая заключается в том, что партии должны подтвердить наличие стартового уровня общественной поддержки – либо по результатам последних выборов в регионе, либо через сбор подписей избирателей. В этих условиях к значимым следует относить все выборы, которые проходят по смешанной или пропорциональной модели, а не только выборы депутатов законодательных собраний субъектов РФ и городских дум административных центров субъектов РФ, как принято у большинства исследователей российских выборов. По расчетам ИСЭПИ, основанным на данных сайта ЦИК РФ, в прошедший Единый день голосования в России состоялось 227 значимых партийных кампаний, которые охватили 46 регионов.Именно успешное участие в региональных и местных выборах по партийным спискам – любого уровня, а не только в ЗС и городские думы областных центров – позволяет партиям выполнить «квалификационный норматив» и в дальнейшем не собирать подписи на выборах в региональные ЗС. Чтобы заработать на местных выборах «региональную квалификацию» на выборы в ЗС, партии достаточно получить всего один «списочный» мандат на выборах хотя бы в один представительный орган власти МСУ, будь это даже сельское поселение или небольшой муниципальный район, а не только крупный город. Более того, партии могут получить «региональную квалификацию», вовсе не выиграв депутатских мандатов в муниципалитетах, но по совокупности итогов всех муниципальных выборов в регионе заручившись поддержкой более 0,5% голосов избирателей этого субъекта РФ (это значение – эквивалент того количества подписей, которое партии необходимо собрать для регистрации на выборы в ЗС). Практика проведения выборов в 2013-2015 гг. показывает, что данная задача вполне достижима на выборах в крупных городах и муниципальных районах даже при получении результатов ниже проходного балла 5%.Например, в Новосибирской области в 2015 году выборы по партийным спискам проходили в двух десятках муниципалитетов, помимо самого Новосибирска. «Гражданская платформа» на выборах в горсовет Новосибирска получила 9301 голосов (3,30%), чего было недостаточно ни для прохождения в горсовет по списку, ни для получения «региональной квалификации» по критерию абсолютного числа избирателей (0,5% избирателей в Новосибирской области – это около 10,6 тыс. подписей). Чтобы не собирать подписи на выборах в ЗС в следующем цикле, «Гражданской платформе» было достаточно 13 сентября набрать недостающие 1,3 тыс. голосов в двух десятках других муниципалитетов, однако партия более нигде не выдвигала свои списки.Наоборот, в Чувашии «Коммунисты России» получают «региональную льготу» на выборы в Госсовет, которые пройдут в 2016 году одновременно с выборами в Госдуму. 13 сентября партия заручилась поддержкой 6435 избирателей на муниципальных выборах в Чебоксарах, хотя результат 3,76% и не позволил ей претендовать на депутатский мандат по списку. Остальным партиям, сейчас проигнорировавшим местные выборы в Чувашии, через год предстоит собирать более 4,8 тыс. подписей для регистрации списка на выборах в республиканский парламент.В Томской области, где выборы в региональный парламент тоже состоятся в 2016 году одновременно с федеральными, кампании по партспискам проходили в двух основных городах – Томске и Северске, в которых в совокупности проживают 61% избирателей региона. В области существует ниша для либеральной партии: на выборах мэра в 2013 году кандидат для либерального городского электората Глеб Фетисов (тогда – партия «Альянс зеленых») занял в Томске 3-е место с 11% голосов. Однако сейчас ни одна из либеральных партий без «региональной квалификации» возможностью побороться за досрочную регистрацию на будущих выборах в Законодательную Думу Томской области не воспользовалась. В результате либеральный электорат Томска на нынешних выборах аккумулировало «Яблоко» (5,5%), и только оно среди партий этой части политического спектра будет гарантированно присутствовать в бюллетене на региональных выборах следующей осенью.2. Последние перед большой федеральной кампанией региональные и местные выборы уже отражают тренд на естественную количественную оптимизацию партийного поля в ближайшие годы.Хотя на начало избирательного цикла-2015 правом участвовать в выборах обладали 74 партии, 13 сентября на выборы всех уровней выдвигали своих кандидатов только 55 партий. Из 55 партий-участников выборов текущего года только 43 проявили интерес к выборам по партийным спискам – ключевым для развития партийной системы и малых партий. Остальные 12 партий-участников нынешнего избирательного цикла[1] проявили интерес только к выборам по мажоритарной системе (губернаторские, выборы глав МСУ, выборы депутатов разных уровней по одномандатным и многомандатным округам). Очевидно, что большинство этих партий становятся кандидатами «на вылет» из партийной системы, с учетом того, что участие только в мажоритарных выборах не позволяет партии квалифицироваться на будущие выборы регионального уровня[2].Зарегистрировать списки и остаться в бюллетене вплоть до дня голосования, невзирая на судебные иски от конкурентов, смогли 36 партий. Неудача сопровождала те партии, которые лишь в текущем году вышли из «спящего» состояния и попытались сразу же, минуя местный уровень выборов, попасть хотя бы в один региональный парламент в надежде через год баллотироваться в Госдуму – это «Партия национальной безопасности России», «Гражданская инициатива», «Народ против коррупции», только получившая регистрацию в Минюсте «Партия добрых дел»[3]. Кроме них, на этапе сбора подписей отсеялись малоресурсные «местечковые» партии, не представлявшие интереса для других участников выборов хотя бы в качестве партий-спойлеров («Рожденные в СССР», «Национальный курс», «Партия социальных реформ» - все они выдвигались только в одном из регионов).3. География участия крупных партий в выборах по партийным спискам в регионах и муниципалитетах, равно как и география первоначальных выдвижений, показывает наличие в 2015 году двух «основных четверок» федеральных партий.По традиции 4 парламентские партии выдвигаются и успешно регистрируют списки во всех или практически во всех регионах, хотя бы по одной кампании на регион. Хотя у каждой из партий парламентской оппозиции есть проблемные территории, как правило, среди республик или регионов с особым политическим режимом (как Кемеровская область для КПРФ).Вторая «федеральная четверка» в составе «Патриотов России», «Яблока», «Родины» и «Коммунистов России» изначально заявляет списки в среднем на две трети регионов. Так как, кроме «Яблока», они еще далеко не везде имеют «квалификационные льготы» и при большом числе одновременных кампаний не всегда справляются со сбором подписей, в итоге эти партии участвуют в выборах по спискам примерно в 45-60% территорий. При этом «Патриоты России» уже опережают «Яблоко» по географии участия, даже несмотря на разный объем региональных и местных «квалификаций», которыми они располагают.В переходной зоне, но с восходящим трендом, проявляющимся в том числе в приобретении новых «региональных льгот» по итогам выборов, находится «Российская партия пенсионеров за справедливость». Это последняя из партий, которая в 2015 году выдвигала списки хотя бы в трети регионов и смогла зарегистрировать их в более чем 10 субъектах РФ.После введения системы предварительной квалификации партий на региональные и местные выборы более рациональным (менее 10 регионов) стало участие партий КПСС и РЭП «Зеленые», которые в 2012-2014 гг. отличались от других непарламентских сил наиболее высоким географическим охватом кампаний уровня выборов в ЗС и городские думы областных центров[4]. Однако теперь, пользуясь ранее заработанными квалификационными льготами для муниципальных выборов, эти партии выдвигают списки также и на низовом уровне, в отдельных районах и поселениях, к которым ранее не проявляли особенного интереса.В «экономичном» режиме ожидания федеральной парламентской кампании в нынешнем цикле пребывали «Гражданская платформа» и «Правое дело», уже имеющие «федеральную квалификацию». Они предпочитали выдвигаться только в тех регионах, где ранее заработали местные «льготы» или где они интересны местному ресурсному лидеру. Но благодаря ранее наработанному объему «квалификационных льгот», на выборах в ЗС в 2016 году они могут побороться по географии участия без сбора подписей с партиями «второй четверки».Партии, которые выдвинули и зарегистрировали списки лишь в отдельных субъектах РФ, зачастую на низовых выборах (выборы районного, малогородского или поселенченского масштаба), и списки которых состояли преимущественно из «местных» кандидатов, можно причислить к малым партиям «регионального типа». В 2015 году такую модель поведения демонстрировали, например, «Трудовая партия России» (Дагестан, Красноярский край; партия полностью переключилась на муниципальные выборы), «Партия дела» (Псковская область, Приморский край, помимо неудачной попытки принять участие в региональных выборах в Костромской области), «Альянс зеленых и социал-демократов» (Московская область; партия тоже переключилась только на муниципальные кампании).Из малых партий содержательного типа без «федеральной квалификации» наибольшую активность на выборах по партийным спискам проявляла «Партия возрождения России» (12 выдвижений). Она не только стремилась попасть в бюллетень на выборах в большое число ЗС, чтобы побороться за право выдвигаться в Госдуму без сбора подписей, но и проявляла эпизодический интерес к муниципальной политике. Партия показала наилучшее качество списков среди активных малых партий без «федеральной квалификации» при достаточно большом числе выдвинутых кандидатов. Однако зарегистрироваться удалось только на несколько местных выборов в Дагестане. В этих условиях у «Партии возрождения России» просматриваются два сценария развития – или в будущем пополнить категорию партий де-факто «регионального» типа, или в случае дефицита ресурсов и после произошедшей вынужденной смены лидера перейти в «спящее» состояние.4. Ожидается, что по мере дальнейшей структуризации партийной системы число таких де-факто[5] «региональных» партий, работающих на низовом уровне и расширяющих конкурентную среду в отдельных регионах, будет расти. В частности, уже на прошедших выборах «льготами» только в отдельных регионах заручились порядка 10 партий этого типа. Наиболее яркими стали успехи «Партии возрождения села» в Красноярском крае (фракции в 3 муниципалитетах, включая одну победу над «Единой Россией»), которая здесь представляет интересы части местной аграрной элиты[6], начала реальную работу только весной 2015 года, сразу поставила задачей пройти в советы депутатов сельскохозяйственных районов и получила определенную поддержку со стороны губернатора. Характерно, что в Минусинском районе «Партия возрождения села» не пустила в совет депутатов местных «Патриотов России», чьи позиции в крае сильны и связываются с депутатом ЗС А. Быковым. Но поворотной точкой для многих «региональных» партий может стать рубеж 2019-2020 гг. Тогда начнут применяться нормы ФЗ «О политических партиях» о ликвидации партии за недостаточно активное участие в региональных и местных выборах за последние 7 лет (большинство нынешних партий были зарегистрированы в 2012-2013 гг.).Позитивным эффектом от введения многоуровневой квалификационной системы в условиях сверхлиберальных требований к регистрации новых партий (лишь 500 человек) стала оптимизация пула политтехнологических партий на региональных и крупных местных выборах. Наиболее востребована лишь КПСС, которая, впрочем, в 2015 году решала и стратегическую задачу – попытаться в последнем цикле перед выборами в Госдуму все же пройти «федеральную квалификацию». Остальные же партии политтехнологического типа задействуются штабами крупных партий и региональных и местных администраций точечно, на отдельных территориях. Показателен пример партии «Гражданская сила», которая, заработав год назад право выдвигать кандидатов в Госдуму без сбора подписей, не стала в 2015 году тратить ресурсы на выборы по партийным спискам.5. Выдвинулись «джокеры» 2015 года среди непарламентских сил, заработавшие наибольшее количество новых «региональных квалификаций» для следующих выборов в ЗС (по предварительным результатам выборов и расчетам ИСЭПИ, в дальнейшем эти данные могут скорректироваться на основе расчетов региональных избиркомов).Наибольшего прогресса в 2015 году по количеству новых «региональных квалификаций» добились «Коммунисты России» (сразу 10 новых регионов, где партия сможет выдвигать списки в ЗС без сбора подписей), «Российская партия пенсионеров за справедливость» (5 новых «льготных» регионов, причем в основном уже на выборах 2016 года) и «Родина» (3 новых региона). Если бы у «Яблока» не было «общероссийской квалификации», то эта партия тоже вошла бы в число региональных «джокеров», наряду с «Коммунистами России»: у «Яблока» 8 регионов, где списки прошли барьер на местных выборах, что дает право на «региональную льготу».«Патриоты России» заработали только 1 новую «льготу», подтвердили ее еще в 5 регионах, а еще 1 «льготу», по всей видимости, теряют (утрата списочного мандата в новом составе горсовета Оренбурга). В результате «Патриоты России» могут уступить «Коммунистам России» лидерство среди партий без «общероссийской квалификации» по числу регионов, где партия является полноправным участником политического процесса.Напомним, что, согласно нормам федерального законодательства, для получения права выдвигать список в ЗС без сбора подписей партиям (помимо 4 парламентских и «Яблока») достаточно выполнить любое из трех условий:

  • получить депутатский мандат по списку в любом из муниципалитетов данного региона, будь то областной центр или малое поселение (как правило, но не всегда [7], для этого на выборах в орган МСУ требуется преодолеть барьер 5%);
  • набрать больше 3% голосов по списку на последних выборах в ЗС данного региона, даже если партия не смогла преодолеть барьер 5% и не получила списочных мандатов в ЗС или муниципалитетах;
  • по совокупности последних муниципальных выборов в регионе получить за свои списки более 0,5% голосов от числа всех избирателей, проживающих в регионе (например, в Красноярском крае в 2015 году состоялись сразу 47 выборов по партспискам, и голоса «в зачет» списка партии в каждом из этих муниципалитетов суммируются при определении пула «квалифицированных» партий на выборы в краевое ЗС в 2016 году);
  • возможна и утрата «региональных льгот» - в случае неудачного выступления партии на выборах, благодаря которым она ранее заработала региональную квалификацию (например, если «льгота» получена за счет 3% на выборах в ЗС, а на новых выборах в ЗС партия не подтвердила прежний результат и не имеет при этом списочных депутатов в муниципальных советах). Впрочем, для молодых партий этот риск станет актуальным лишь через несколько лет.
6. Регионами с наиболее «открытой» для партий системой регистрации на выборы по партийным спискам в 2015 году стали Красноярский край, Ивановская область (здесь регистрацию хотя бы на одной кампании по спискам получили все 13 партий, заявившихся на выборы в регионе) и Московская область (10 партий из 10 выдвинувшихся). Также 100%-ный показатель при достаточно большом числе партий-участников наблюдается в Калмыкии, Липецкой области (по 9 партий из 9 выдвинувшихся) и Приморском крае (8 из 8).Наиболее «закрытыми» (тяжелыми) регионами для регистрации списков на выборы в 2015 году (зарегистрировано 50% списков и менее) стали Магаданская область (лишь 7 зарегистрированных партий из 17), Воронежская область (6 из 12 партий) и Челябинская область (5 из 10 партий). Близки к ним Калужская область (10 из 18 партий), Новосибирская область (10 из 17 партий) и Татарстан (лишь 4 партии из 7). В некоторых регионах из этого перечня большая доля отказов в регистрации объясняется тем, что малые партии ранее не проявляли интереса к работе на территории и активизировались лишь незадолго до старта кампании. Прежде всего, это Магаданская область, где сразу десяток малых партий попытались применить тактику «ставка на один малочисленный регион»[8], чтобы на голосах всего 1,5-2 тыс. избирателей пройти в облдуму и получить право выдвигаться на федеральные выборы без сбора подписей.Заметно, что за год до федеральной кампании во многих регионах с трудностями регистрации по подписям столкнулись основные конкуренты для старейших парламентских партий – «Коммунисты России» (конкурент КПРФ, менее 62% зарегистрированных списков там, где партия собирала подписи) и «Родина» (конкурент для ЛДПР, 73% зарегистрированных списков из числа тех, за которые собирались подписи). С одной стороны, им не везде хватило ресурсов для качественного сбора подписей одновременно в большом числе территорий. С другой стороны, имевшие место различные трактовки избиркомами и судами субъектов РФ норм федерального законодательства, регламентирующих сбор подписей, позволяют предположить, что в некоторых регионах политическая система благоволит партиям парламентской оппозиции и консервативна в отношении их малых конкурентов.7. В результате допуска всех малых партий к промежуточным выборам Красноярский край и Московская область, наряду со Свердловской областью (в нынешнем цикле выборы по партспискам здесь не проходили), могут оказаться наиболее конкурентными регионами на предстоящих в 2016 году выборах в парламенты субъектов РФ. Без сбора подписей здесь смогут выдвигаться в ЗС уже от 11 до 13 партий. В целом региональные избирательные системы по итогам ЕДГ стали более «открытыми» для малых партий на предмет участия в будущих выборах без сбора подписей. Если до 2015 года во многих регионах льготу в ЗС имели только 5 партий с «общероссийской квалификацией», то после прошедшего ЕДГ в целом ряде субъектов этот показатель вырос до 6-8 партий. В частности, в Приморском крае в последний год перед выборами в ЗС число таких партий увеличилось с 5 сразу до 9. Всего же из 46 регионов, где в 2015 году проходили выборы по партспискам, в 18 регионах появились дополнительные «квалифицированные» партии.В основном окно возможностей для «региональной квалификации» малых партий создавали именно низовые муниципальные выборы в городах и районах, а не крупные выборы в ЗС. На низовом уровне проще зарегистрировать список по подписям из-за небольшого числа необходимых подписей, а чтобы пройти в муниципалитет, порой бывает достаточно получить поддержку лишь нескольких сотен или одной тысячи избирателей на самих выборах. Например, «Коммунисты России» заработали право не собирать подписи на выборах в ЗС Приморского края в 2016 году благодаря голосам 820 избирателей в Спасском районе края (8,42% голосов). Для РЭП «Зеленые» оказалось достаточно получить 1292 голоса в подмосковной Электростали (5,35%), чтобы следующей осенью стать полноправным участником кампании по выборам в Мособлдуму. «Российская партия пенсионеров за справедливость» получила 881 голос в Печенгском районе Мурманской области (12,5%) и тоже избавила себя от сбора подписей на региональных выборах в следующем сентябре. Эти и другие примеры подчеркивают стратегическую значимость участия в «малых» кампаниях для партий-новичков и развивающихся малых партий.Примечания:[1]«Гражданская сила» — партия с «федеральной квалификацией» (право выдвигать кандидатов на выборы в Госдуму без сбора подписей), «Аграрная партия России», «Партия социальной защиты», «Умная Россия», «Партия мира и единства», партия ЧЕСТНО, «Демократический выбор», «Казачья партия РФ», партия «Достоинство», «Родная партия», «Объединенная партия людей ограниченной трудоспособности России (ОПЛОТ)», «Российская партия народного управления». Успехи муниципальных депутатов-одномандатников позволяют партиям выдвигать кандидатов без сбора подписей только на следующих выборах в том же самом муниципалитете. Все эти партии выдвигались в Магаданскую областную думу, стремясь повторить опыт партии «Гражданская сила» в 2014 году – получение «федеральной квалификации» за счет 5% голосов на выборах в малонаселенном субъекте РФ (в Магаданской области для преодоления барьера 5% было бы достаточно набрать всего около 1,9 тыс. голосов избирателей).[2] Успехи муниципальных депутатов-одномандатников позволяют партиям выдвигать кандидатов без сбора подписей только на следующих выборах в том же самом муниципалитете.[3] Все эти партии выдвигались в Магаданскую областную думу, стремясь повторить опыт партии «Гражданская сила» в 2014 году – получение «федеральной квалификации» за счет 5% голосов на выборах в малонаселенном субъекте РФ (в Магаданской области для преодоления барьера 5% было бы достаточно набрать всего около 1,9 тыс. голосов избирателей).[4] Например, в 2012-2014 гг. РЭП «Зеленые» выдвигала списки на 25 кампаний по выборам региональных парламентов (из 35 прошедших).[5] Де-юре в России не существует деления партий на «федеральные» и «региональные», типичного для многих зарубежных партийных систем.[6] Независимый депутат ЗС Борис Мельниченко и ряд владельцев сельскохозяйственных предприятий.[7] Например, на выборах в городскую думу Белгорода проходной барьер отсутствует, и мандаты могут получить даже партии, получившие лишь 3-4% голосов.[8] Ориентир для малых партий в 2014 году задала «Гражданская сила». Эта партия заработала федеральную квалификацию, пройдя в парламент малочисленного Ненецкого АО всего с 702 голосами «за». Эта ситуация анализировалась в докладе ИСЭПИ в октябре 2014 года.