ОДКБ-ГАРАНТ МИРА И СТАБИЛЬНОСТИ В СРЕДНЕЙ АЗИИ

ОДКБ-ГАРАНТ МИРА И СТАБИЛЬНОСТИ В СРЕДНЕЙ АЗИИ

16 сентября 2015 г. 16:56
Участники проходящего в Душанбе саммита Организации Договора о коллективной безопасности (в настоящий момент ОДКБ объединяет Россию, Белоруссию, Армению, Казахстан, Киргизию и Таджикистан) вновь обратили внимание международного сообщества на растущую угрозу международного терроризма и важность эффективной борьбы с носителями различных экстремистских доктрин.Мировая пресса пишет, что саммит ОДКБ проходит на фоне очень непростых и тревожных событий, большинство из которых сегодня находятся в топе новостей. Это и геополитическая конфронтация между Россией и Западом по проблемам Украины и Сирии, это и резко осложнившаяся за последний год ситуация в Афганистане, прорыв талибов и других радикальных группировок в северные провинции этой страны.Нельзя не отметить, что проблема военной безопасности в государствах СНГ возникла сразу же после распада СССР. На начальном этапе была предпринята попытка создать Объединенные вооруженные силы и единую армию на правах долевого участия всех республик. Тогда, 15 мая 1992 года в Ташкенте между республиками Арменией, Казахстаном, Киргизией, Россией, Таджикистаном и Узбекистаном было достигнуто первое Соглашение о создании Договора о коллективной безопасности (ДКО). В последующем, в 1993 году к Договору присоединились Азербайджан, Грузия и Белоруссия. Прибалтийские республики не скрывали своей твердой позиции на присоединение к военно-политическому блоку НАТО.Начальный этап создания и развития Договора не увенчался единством взглядов и подходов к своей безопасности. Мотивация была разная. Азербайджан, в связи с конфликтом с Арменией в Нагорном Карабахе, по формальным признакам посчитал, что Договор неэффективен. Грузия вошла в открытую оппозицию по отношению к Кремлю. Узбекистан, видимо, посчитал в то время более благоразумными перспективами военного сотрудничества с США и Пакистаном. Все это привело к тому, что в 1999 году при продлении действий Договора из его состава вышли Азербайджан, Грузия и Узбекистан.Пройденный этап становления и развития Договора о коллективной безопасности не был напрасным. Кропотливая, а порой, и напряженная деятельность дала свои положительные результаты. Этим самым были созданы условия, которые позволили трансформировать Договор о коллективной безопасности (ДКБ) в Организацию Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), о чем было объявлено 7 октября 2002 года в Кишиневе.Коллективные силы оперативного реагирования были созданы в 2009 году и насчитывают 22 тысячи человек. Кроме них в Коллективные силы ОДКБ входят Коллективные силы быстрого реагирования (КСБР) Центрально-азиатского региона, Коллективные миротворческие силы и Коллективные авиационные силы и силы специальных операций. Можно сказать, что союзники формируют полноценную многостороннюю армию. В частности, в ОДКБ проводится работа по оснащению Коллективных сил современными и совместимыми образцами вооружения, военной и специальной техники, в рамках военно-технического сотрудничества регламентированы вопросы их производства, поставок на льготной основе и эксплуатации. Решается вопрос об импортозамещении. В высших военных учебных заведениях РФ, Белоруссии и Казахстана организована подготовка специалистов в области обеспечения безопасности.Надо подчеркнуть, что ОДКБ - не возврат к Варшавскому Договору и не реанимирование понятий «холодной войны». Организация на считает нужным соперничать с другими военно-политическими блоками. Ее главная задача - обеспечить безопасность и независимость своих государств, направлять и интегрировать свои усилия с другими организациями, военно-политическими блоками с тем, чтобы обеспечить стабильность в мире и противостоять всем угрозам нового века. Государства - участники ОДКБ никого не рассматривают в качестве своих противников и выступают за взаимовыгодное сотрудничество со всеми государствами. Договор остается открытым для присоединения к нему всех стран, разделяющих его цели и принципы.Вместе с тем, прямая угроза для безопасности стран-членов ОДКБ заключается в расширении влияния на территории Афганистана террористической группировки «Исламское государство». Особую обеспокоенность вызывают многочисленные факты вербовки и выезда граждан среднеазиатских республик для участия в вооруженных конфликтах на стороне ИГ и их последующее возвращение для продолжения террористической и вербовочной деятельности в странах региона.Надо признать, что «Исламское государство» является на сегодняшний день одной из главных угроз даже не региональной, а мировой безопасности. За три года террористам удалось захватить значительные территории Ирака и Сирии. Кроме того, они пытаются распространить свое влияние в странах Северной Африки, в частности в Ливии. По разным оценкам, контролируемая ИГ территория достигает до 90 тысяч квадратных километров — террористы объявили о создании так называемого «Халифата» с собственными законами и органами власти. Данные о численности экстремистской организации тоже варьируются — от 50 до 200 тысяч боевиков.Остается актуальной тема афганского наркотрафика. Обстановка в вечно бурлящей стране заметно ухудшилась в 2001 году, когда началась операция под названием «Несокрушимая свобода». Инициированная США военная кампания непосредственным образом коснулась национальной безопасности многих стран мира, в том числе и России. Результаты деятельности американских военных привели к тому, что Евразию заполонили тяжелые наркотики. Согласно статистике ФСКН, за время пребывания сил международной коалиции объем производства героина в Афганистане вырос более чем в 40 раз. Кроме того, как свидетельствуют данные ФСКН, транснациональная организованная преступность получила от продажи героина свыше триллиона долларов.Все эти факторы существенно осложнили и продолжают осложнять внутриполитическую ситуацию во всем азиатском регионе — прежние подходы к разрешению проблем региональной безопасности в новых условиях выглядят уже отнюдь не столь эффективными, а на выработку новых решений времени остается все меньше, -- делают вывод эксперты.Они констатируют, что до сих пор неоднозначна ситуация в Северном Афганистане. Экспертное сообщество разделилось на алармистов и скептиков. Первые говорят, что в этом районе сконцентрировано до 8 тысяч боевиков, готовых к броску на север, вторые – что боевиков значительно меньше, и вообще о концентрации речи пока не идет. Общая картина выглядит столь же неоднозначно — если, по одним источникам, талибы уже контролируют целые уезды, то по другим — речь идет только об отдельных вылазках и нападениях, пусть даже успешных, но не выходящих за рамки традиционной партизанской войны. Столь же противоречивы и данные о составе радикальных группировок и взаимоотношениях между ними — в частности, насколько можно доверять информации о расколе в рядах талибов, а также какова реальная численность сторонников ИГ среди них.Впрочем, и скептики, а алармисты едины в одном: можно с уверенностью говорить о достаточно существенном изменении военно-политической ситуации в Северном Афганистане. Фундаменталисты предпринимают отчаянные попытки закрепиться там, создать плацдарм для трансграничной экспансии. Судя по всему, некоторые из группировок действительно присягнули на верность «Исламскому государству», что вызвало серьезный раскол в рядах боевиков; в то же время, принимая во внимание историю подобных разногласий в Сирии и Ираке, можно предположить, что это вряд ли приведет к сколько-нибудь существенному спаду их активности.При этом проправительственные силы Афганистана достаточно слабы, и не в состоянии ответить на новые вызовы. Кстати говоря, есть мнение, что официальный Кабул и не хочет искать ответ, играя с фундаменталистами в «поддавки». Многие эксперты объясняют такое положение дел стратегическим просчетом сил НАТО, во многом повторивших в Афганистане свои ошибки иракской компании.За все годы деятельности Коалиции в Афганистане, американцы и их союзники так и не озаботились созданием по-настоящему сильной афганской армии, которой придавались в основном чисто полицейские функции. В результате ни с точки зрения наличия тяжелого вооружения, ни с точки зрения стратегии и тактики афганцы не способны к проведению самостоятельных масштабных военных операций.Но даже при таких обстоятельствах, фундаменталисты не могут рассчитывать на успех открытого прорыва через границу. По мнению ряда экспертов, для нейтрализации чисто военной угрозы хватит сил дислоцированной в Таджикистане российской военной базы, даже без задействования сил ОДКБ. Скорее всего, речь пойдет лишь о создании сети постоянных баз и тренировочных лагерей вдоль границы и постепенной инфильтрации боевиков через пограничные посты. Руководство экстремистских организаций хорошо понимает, что сколько-нибудь серьезные военные успехи станут возможными только в условиях разрушения внутриполитической стабильности в одной или нескольких среднеазиатских стран. Можно предположить, что долговременная стратегия джихадистских организаций будет заключаться именно в этом.Крайне успешный опыт ИГ по развертыванию эффективной пропаганды и идеологической борьбы уже достаточно скоро будет взят на вооружение другими джихадистскими организациями на территории постсоветских государств. Именно сфера идеологии и пропаганды станет в будущем основной ареной противостояния с современными джихадистами, считают эксперты. Идет самая настоящая информационная война. По словам генсека ОДКБ Николая Бордюжи, выявлено более 57 тысяч сайтов, которые использовались для вербовки жителей Центральной Азии в ИГ и другие экстремистские организации. Стратегия ОДКБ должна учитывать особенности момента. Основное внимание стран-участников необходимо направить на недопущение расшатывания ситуации изнутри, с акцентом на отработку мер по проведению идеологической борьбы и эффективной контрпропаганды. Это и будет наиболее адекватный ответ на новые вызовы.