ФРАНСУА ОЛЛАНД ЗАПОЗДАЛО ОСМЫСЛИЛ ЭФФЕКТ САНКЦИЙ

ФРАНСУА ОЛЛАНД ЗАПОЗДАЛО ОСМЫСЛИЛ ЭФФЕКТ САНКЦИЙ

8 сентября 2015 г. 16:15

Президент Франции Франсуа Олланд выступит за отмену санкций в отношении России, если прогресс в урегулировании кризиса на Украине продолжится. «Минские соглашения должны быть выполнены до конца года. Необходимо идти до конца, в том числе в вопросах проведения местных выборов, законов по автономии, децентрализации регионов на востоке Украины. Если этот процесс будет завершен, я приму меры для снятия санкций», — сказал Олланд на пресс-конференции в понедельник.

Эксперты называют заявление французского лидера если не сенсационным, то, как минимум, заслуживающим пристального внимания. Судя по всему, слова Олланда знаменуют собой начало нового тренда в европейской политической мысли. Возникла слабая надежда на то, что Европа, наконец, начинает думать о своих собственных интересах, пусть и не везде, где это требует здравый смысл.

Напомним, что страны Евросоюза неоднократно называли Россию причастной к событиям на Украине. Этим и было, в том числе, мотивировано введение санкций против нее. При этом Москва со своей стороны не раз заявляла, что не является стороной внутриукраинского конфликта и непричастна к событиям на юго-востоке, а также заинтересована в том, чтобы Украина преодолела политический и экономический кризисы.

Вряд ли Франсуа Олланд внял российским дипломатам. Политики вообще не склонны полагаться на слова. Почти наверняка в решении постепенно уходить с конфронтационного курса главную роль сыграли экономические и социальные факторы. Во-первых, присоединившись к санкциям, Франция оказалась в положении унтер-офицерской вдовы, которая сама себя высекла. Еще точнее сказать, что к санкциям присоединился Елисейский дворец, а высеченными оказались национальные производители.

Само собой, французы протестуют. На днях местные фермеры на своих тракторах потянулись в Париж, чтобы высказать властям свое возмущение. И есть из-за чего. «Франция теряет 100 миллионов евро оборота в связи с невозможностью экспорта в Россию, — говорит президент профессиональной ассоциации Inaporc Гийом Руэ. — Однако упущенная прибыль намного выше. Так, финансовые последствия носят тут непрямой характер. Конкуренция на других рынках усилилась из-за появления бывших поставщиков в Россию. Цены снижаются. Прямые и непрямые последствия российского эмбарго для французского свиноводства составляют 400 миллионов евро в год. В масштабах ЕС потери составляют 4 миллиарда евро».

С закрытием российского рынка упущенная прибыль для ЕС оценивается в 500 миллионов евро, — объясняет Даниэль Соарес из ассоциации Interfel. — Для Франции речь идет о порядка 50 миллионов евро. По данным организации, французские производители фруктов и овощей теряют примерно 2% оборота из-за российского эмбарго.

В области молочной индустрии Россия при обычных условиях была пятым по величине рынком сбыта для Франции за пределами ЕС, отмечают в Национальном профессиональном центре молочной промышленности (CNIEL). «Страна представляла собой рынок в 109 миллионов евро до 2013 года, то есть последнего «полного» года без эмбарго», — рассказывает Вероник Пиле из CNIEL. Из-за эмбарго другие страны тоже были вынуждены перенаправить предназначавшуюся для России продукцию, что перенасытило мировой рынок. В результате мировые цены идут на спад, а на французский рынок хлынули более дешевые иностранные молоко и сыр. «Главным последствием для французской молочной промышленности стала полная деструктуризация мировых рынков, как по объему, так и стоимости», — говорит Вероник Пиле.

На европейском уровне потери, разумеется, выше. По отношению к аналогичному периоду прошлого года продовольственные поставки из ЕС в Россию с августа 2014 года по август 2015 года сократились с 9,4 миллиарда евро до 5,4 миллиарда, то есть на 43%, отмечается в документе Европейской комиссии.

На экономические проблемы накладываются социальные. На европейский континент хлынули сотни тысяч беженцев из Азии и Африки. При этом вокруг нелегальных маршрутов доставки людей в страны Европы сформировалась черная индустрия криминальных перевозчиков, в результате чего за последний год только на море погибли несколько тысяч беженцев.

В нынешнем приливе нелегалов в Европу виноваты США и те европейские страны, которые участвовали в осуществлении безрассудных акций в Ираке, Ливии и Сирии, заявил президент Чехии Милош Земан в телеинтервью пражской газете Blesk. В результате подобных действий, считает Земан, на территории этих стран возникли террористические режимы, что в итоге и привело к нынешнему неуправляемому потоку нелегальных мигрантов в Европу. «Вина за все это лежит не только на США, поскольку акции против Ливии координировали и некоторые государства Евросоюза», — отмтеил чешский президент.

Лидеры стран ЕС, подразумеваемых президентом Земаном, безусловно, осознают уровень своей ответственности. Но предлагаемые ими меры не выходят за рамки прежней парадигмы. Между тем, категоричный выход из кильватера США - единственное, что могло бы спасти объединенную Европу (если ее хоть что-то еще может спасти).

Возможно, европейская политическая элита прислушается к общественному мнению в тех странах, которые оказались заложниками Pax Americana. Число возмущенных граждан стран ЕС постоянно растет. В той же Франции за Олланда сегодня проголосовали бы лишь 19% французов. При этом его оппонента Марин Ле Пен поддерживают 27% избирателей. Она уже давно обращает внимание европейцев на опасности неконтролируемой миграции из мусульманских районов Ближнего Востока, Северной Африки. Но по-настоящему услышали Ле Пен только сейчас, когда толпы мигрантов буквально сметают полицейские кордоны и многотысячными колоннами двигаются вперед, блокируя движение на европейских автобанах и вокзалах. А растерянный европейский истеблишмент беспомощно разводит руками и пытается сделать хорошую мину при плохой игре.

Это происходит в Венгрии, в Германии. Во Франции ситуация аналогична. То, что творится вокруг французского участка тоннеля под Ла-Маншем - это иначе как гуманитарной катастрофой назвать нельзя. Ясно, что с течением времени ситуация с мигрантами и беженцами только ухудшится. И чем больше она будет становиться бременем для европейских налогоплательщиков, просто для граждан ЕС, тем больше поддержки будет получать «Национальный фронт» Марин Ле Пен и близкие ему партии в других странах Европы.

Конечно, у главы «Национального фронта» мало шансов стать президентом Пятой республики. Историк и политолог Кирилл Бенедиктов считает, что значительная часть не только французских, но и вообще западных политических элит, как европейских, так и американских, настроены резко отрицательно по отношению к Марин, поскольку она никогда не скрывала своего критического отношения к зависимости Франции от Брюсселя и Вашингтона. «Безусловно, ни американцы, ни лидеры Евросоюза не хотят, чтобы во главе Франции встал человек, который может стать новым Де Голлем, - отметил Кирилл Бенедиктов. - Поэтому сопротивление Марин будет колоссальное. Будут задействованы максимально возможные ресурсы для того, чтобы не допустить ее избрания на пост президента».

По всей видимости, в качестве альтернативы Ле Пен кандидатура Николя Саркози, который уже доказал свою лояльность как своим заокеанским партнерам, так и Брюсселю, остается одной из наиболее вероятных. Но Кирилл Бенедиктов обращает внимание на то, что и Саркози в последнее время проявляет весьма заметное желание сотрудничать с Москвой. «Во всяком случае, его последние заявления уже в качестве главы партии республиканцев говорят о том, что многие из идей Марин Ле Пен и партии Национальный фронт могут быть взяты им на вооружение, в том числе те, что связаны с поддержкой внешней политики России на Украине, признание Крыма частью России».

А что касается Олланда, то он нацелен на продолжение глобализации любой ценой. Марин Ле Пен не грешит против истины, когда говорит, что решения во внутренней и внешней политике Франции принимаются не в Елисейском дворце, а в Брюсселе, - считает Кирилл Бенедиктов. По его мнению, предполагать, что Олланд будет искать какого-то сближения с Москвой, было бы совсем наивно. У него совсем другие внешнеполитические ориентиры.

Впрочем, степень угрозы, нависшая над Европой, заставляет Олланда судорожно искать приемлемый выход. Отсюда и его пока еще осторожная, со всеми оговорками и экивоками, готовность к переменам. Ничего особо неожиданного президент Франции не сказал. Он всего лишь публично озвучил здравую мысль: самый верный способ повернуть ситуацию вспять – это наладить отношения с Россией. Отказ от конфронтации по линии «Восток-Запад» выгоден всем: и Парижу, и Москве, и Лондону, и другим европейским столицам. Он не выгоден только Вашингтону.

Интерес американцев понятен и к ним вопросов не возникает. Но вопросы накопились к европейцам. Пройдя через две мировые войны, многочисленные кровопролитные конфликты и хищническое истребление природных ресурсов, европейская цивилизация, достигнув пика своего расцвета, начинает угасать, хотя внешне европейский образ жизни и уровень современного развития продолжают представляться благополучными и привлекательными. Чтобы если не остановить, то хотя бы замедлить этот процесс, требуется переосмысление существующей стратегии. Старые европейские элиты должны либо уйти с политической арены, уступив место национально ориентированным лидерам, либо радикально измениться. По всей видимости, Олланд выбрал второй вариант (хотя в скобках заметим, что этот выбор не отменит его скорого политического заката).