НЕЗАВИСИМОСТЬ ОТ БРЮССЕЛЯ И ВАШИНГТОНА – В ТРЕНДЕ ФРАНЦУЗСКИХ ПОЛИТИКОВ

НЕЗАВИСИМОСТЬ ОТ БРЮССЕЛЯ И ВАШИНГТОНА – В ТРЕНДЕ ФРАНЦУЗСКИХ ПОЛИТИКОВ

7 сентября 2015 г. 16:47

Граждане Франции не готовы поддержать действующего президента Франсуа Олланда на выборах 2017 года. По данным соцопросов, за него проголосовали бы всего лишь 19% французов. Олланд рискует даже не дойти до второго тура. При этом его оппонента Марин Ле Пен поддерживают 27% избирателей, а экс-лидера Николя Саркози - 25%. Историк и политолог Кирилл Бенедиктов по просьбе "Политаналитики" поделился соображениями, кто был бы наиболее приемлемым для России лидером Пятой республики:

— Вопрос сам по себе довольно сложный. С одной стороны понятно, что действительно для России Ле Пен является предпочтительным партнером, поскольку она не только словами, но и делами доказывала свою глубокую симпатию к нашей стране, которая в ее семье, можно сказать, передается по наследству. И Жан-Мари Ле Пен, несмотря на то, что он был в свое время ярым антикоммунистом, к России, русской культуре и нашей православной цивилизации относился всегда очень положительно, с большой симпатией. И Марин является вполне искренним другом нашей страны. Соответственно, для России более чем желательно, чтобы именно Марин Ле Пен стала следующим лидером Франции после выборов.

Другое дело, что, конечно, значительная часть не только французских, но и вообще западных политических элит, как европейских, так и американских, настроены резко отрицательно по отношению к Марин, поскольку она никогда не скрывала своего критического отношения к зависимости Франции от Брюсселя и Вашингтона. Безусловно, ни американцы, ни лидеры Евросоюза не хотят, чтобы во главе Франции встал человек, который может стать новым Де Голлем. Поэтому сопротивление Марин будет колоссальное. Будут задействованы максимально возможные ресурсы для того, чтобы не допустить ее избрания на пост президента. Поэтому кандидатура Николя Саркози, который уже доказал свою лояльность как своим заокеанским партнерам, так и Брюсселю, остается одной из наиболее вероятных.

И тут надо сказать, что Саркози в последнее время также проявляет весьма заметное желание сотрудничать с Москвой. Во всяком случае, его последние заявления уже в качестве главы партии республиканцев говорит о том, что многие из идей Марин Ле Пен и партии Национального фронта могут быть взяты им на вооружение, в том числе те, что связаны с поддержкой внешней политики России на Украине, признание Крыма частью России. То есть, это не те идеи, которые сам Саркози сформулировал, он, скорее всего, позаимствовал их у Марин Ле Пен. Но нельзя не заметить, что значительный дрейф Николя Саркози в сторону сближения с Россией мы наблюдаем в последнее время. В этом смысле Николя Саркози также является не самой плохой кандидатурой для налаживания контактов. Но, конечно, публичность Марин Ле Пен является предпочтительной и я полагаю, что сейчас во всей Европе нет политика, который лучше бы относился к России, чем Марин Ле Пен.

Теперь коротко про Олланда. Он, в первую очередь, нацелен на продолжение глобализации любой ценой. Он абсолютно зависим от Брюсселя. Марин Ле Пен не грешит против истины, когда говорит, что решения во внутренней и внешней политике Франции принимаются не в Елисейском дворце, а в Брюсселе. И в этом смысле Олланд нам, конечно, далеко не друг. Предполагать, что он будет искать какого-то сближения с Москвой, было бы совсем наивно. У него совсем другие внешнеполитические ориентиры.

Что касается популярности "Национального фронта" и Марин Ле Пен внутри Франции, то тут роль играют два фактора. Во-первых, очень активная и эффективная политика по "дедемонизации" "Национального фронта", которая под руководством Марин Ле Пен уверенно превращает партию из "пугала" французского избирателя в совершенно нормальную мейнстримовую респектабельную партию. И вот недавние соцопросы показали, что французы уже не воспринимают "Национальный фронт" как партию, находящуюся за пределами традиционного политикума. Они воспринимают ее как одну из нормальных партий страны. Во-вторых, конечно, программа "Национального фронта". В частности то, что и "Национальный фронт", и Марин Ле Пен открыто, явно и громко говорят о той опасности, которую несут Франции фактически неконтролируемая уже сейчас миграция из мусульманских районов Ближнего Востока, Северной Африки. Особенно, конечно, на фоне последних событий в Европе. Эти толпы мигрантов, которые штурмуют поезда в Венгрии, толпы мигрантов, которые прибывают в Германию. Надо понимать, что во Франции ситуация не сильно отличается, поскольку то, что происходит вокруг французского участка тоннеля под Ла-Маншем - это иначе как гуманитарной катастрофой назвать нельзя. Ясно, что с течением времени ситуация с мигрантами и беженцами будет только ухудшаться. И чем больше она будет становиться бременем для европейских налогоплательщиков, просто для граждан ЕС, тем больше поддержки будет получать "Национальный фронт" Марин Ле Пен и близкие им партии в других странах Европы.

"Национальный фронт" — это консервативная партия традиционных ценностей. Не стал бы называть ее националистической партией, потому что хоть элементы французского национализма там присутствуют, но современный французский национализм сейчас достаточно сложная штука, чтобы можно было вот так, без обиняков называть партию "националистической". И действительно, текущая ситуация с мигрантами в Европе на руку "Национальному фронту" и близким ему партиям в странах Европы, в частности, тем, с которыми "Национальный фронт" создал в Европарламенте фракцию "Европа наций и свобод".