ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА РФ ИЗБАВЛЯЕТСЯ ОТ ЭФФЕКТА ПРЕДОПРЕДЕЛЕННОСТИ ИСХОДА ГОЛОСОВАНИЯ

ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА РФ ИЗБАВЛЯЕТСЯ ОТ ЭФФЕКТА ПРЕДОПРЕДЕЛЕННОСТИ ИСХОДА ГОЛОСОВАНИЯ

2 сентября 2015 г. 14:44

Сегодня ЦИК России утвердил «нарезку» одномандатных округов на выборы в Госдуму 2016 года. Эти выборы пройдут по иному варианту, чем в двух предыдущих созывах: вернется схема комплектования парламента по смешенной системе, существовавшая в 1993-2003 годах, когда одна половина депутатов избирается по партийным спискам, а вторая – по одномандатным округам. Количество россиян, которые имеют право голоса, составляет около 112 миллионов человек. Исходя из этой цифры, ЦИК и провел соответствующую работу. Технологически это выглядело примерно так: специалисты сначала подсчитали единую норму представительства, для этого поделив общее число избирателей в стране на 225 одномандатных округов (половина думских мандатов). После чего количество избирателей в каждом отдельном субъекте было поделено на норму представительства. Полученное целое число и является тем количеством мандатов, на которые может претендовать субъект. При этом регионы, в которых число избирателей меньше единой нормы представительства, по закону автоматически получают один депутатский мандат. Оставшееся количество вакантных мандатов заново распределяется между регионами, имеющими наибольшую дробную часть. В обновленной редакции закона «О выборах депутатов Госдумы» осталась, как и в редакции закона 2003 года, когда прошли последние думские выборы по смешанной системе, так называемая норма отклонения от единого числа представительства — не более чем на 10%, а в труднодоступных или отдаленных местностях — не более чем на 15%.Реформа назрела давно и связана с целым рядом естественных причин. Прежде всего, появились два новых субъекта – Крым и Севастополь – численностью около двух миллионов избирателей. По подсчетам специалистов, это эквивалентно четырем одномандатным округам на выборах в Госдуму. Также нельзя забывать о том, что произошло объединение пяти крупных субъектов России с малочисленными регионами. В результате высвободились несколько избирательных округов, образованных в границах автономий, утративших самостоятельность. В качестве примера можно привести укрупненный Красноярский край, в который влились Эвенкийский и Таймырский АО, на территориях которых больше не образуются отдельные одномандатные округа. А в Красноярском крае остаются те же 4 избирательных округа, что и в 2003 году. Дополнительный округ после объединения получила только Иркутская область в силу значимой численности избирателей в бывшем Усть-Ордынском Бурятском АО и благоприятных демографических процессов. Наконец, за минувшее десятилетие изменилась демографическая карта России, причем в разных субъектах РФ процессы имели разнонаправленную динамику. Так, в Нижегородской и Тульской областях численность избирателей снизилась. Другие регионы, наоборот, «приобрели» дополнительный округ за счет прироста населения – это, к примеру, Татарстан, Томская и Калининградская области. Эти процессы, безусловно, влияют на общее положение дел. При возврате к смешанной системе выборов в Госдуму для России было важно избежать эффекта предопределенности исхода голосования. Именно эта проблема остро стоит в последние годы в тех же США. Вследствие применения в 2012 году практики «джерримендеринга» (так называемое «выпиливание» округов) на выборах в Конгресс США считалось, что уже в 92% избирательных округов исход выборов заранее предсказуем и лишь в 35 округах из 435 проходят конкурентные выборы. При этом 55% округов на выборах в Конгресс США считаются «абсолютно гарантированными» для демократов или республиканцев, так как в них активных сторонников одной из этих партий на 20% больше, чем в среднем по стране. По оценкам американских экспертов, за 20 лет число таких «абсолютно гарантированных» округов удвоилось. Получается, что на президентских выборах в США реальная борьба обычно разворачивается лишь за голоса 100-130 выборщиков в «колеблющихся штатах», тогда как голоса около 400 выборщиков еще до начала кампании фактически зарезервированы за кандидатом республиканцев или демократов. Похожая проблема наблюдается в Великобритании. Там на последних парламентских выборах в мае 2015 года около 70-75% из 650 округов считались закрепленными за одной из трех ведущих партий (консерваторы, лейбористы и либерал-демократы). А реальная конкуренция велась лишь за оставшиеся, так называемые «маргинальные округа». Само собой, России не имеет смысла воспроизводить чужие ошибки. Не следует забывать и о том, что за последнее десятилетие российские города стали больше. Самый яркий пример – Москва, площадь которой увеличилась в два с половиной раза. Еще один пример из этого ряда – увеличение площади Тулы за счет территорий прилегающих к городу районов. Здесь «перенарезке» попросту нет альтернативы, поскольку разросшиеся «городские» округа начинают существенно превышать по численности уменьшившиеся «сельские». «Смешанная» нарезка, объединяющая в одном округе часть территории города и ряд муниципальных районов (вместо формирования отдельных «городских» и «сельских» округов), как раз усредняет электоральный профиль округа, выравнивает стартовые возможности кандидатов и способствует росту реальной конкуренции. При старом подходе, когда округа делились на «городские» и «сельские», картина была иной. В чисто «сельских» округах изначально доминировала «Единая Россия» с учетом высокой популярности правящей партии на селе. При этом из-за большой протяженности «сельского» округа кандидатам, не имеющим административной поддержки, было бы тяжело (и весьма затратно) вести избирательную кампанию. Поэтому большинство оппозиционных партий даже не рассматривали возможность серьезной политической борьба в таких округах, предпочитая имитировать участие исключительно для подсветки партийного бренда. Наоборот, немногочисленные чисто «городские» округа отличались высокой конкуренцией как между властью и оппозицией, так и между самими оппозиционными партиями. Это связано не только с большей диверсификацией политических предпочтений городских избирателей. Играет роль и то, что на территории крупного города – более компактной, хорошо охваченной СМИ и Интернет-ресурсами, с активными транспортными потоками, кандидатам проще вести избирательную кампанию. При новой схеме «смешанной» нарезке округа, наоборот, будут сопоставимы по площади и усреднены по своим политическим предпочтениям. Это значит, что в большем количестве округов есть шанс на полноценную конкуренцию за право стать депутатом от этого округа. А оппозиционные партии, кандидаты которых при прежней нарезке «сталкивались бы лбами» в одних и тех же городских округах, при «смешанной»нарезке будут заинтересованы вести консультации о разведении своих проходных кандидатов по разным округам, чтобы вместе бороться с «Единой Россией», а не «толкаться локтями» друг с другом на одном протестном городском «пятачке». В общем, вердикт большинства специалистов таков: переход к «смешанной» модели нарезки отвечает потребностям регионов и их жителей. Возвращение смешанной системы выборов само по себе повышает качество представительства интересов субъектов РФ в федеральном парламенте, ведь как минимум половина депутатов (225 одномандатников) будут непосредственно связаны с территорией, от которой они избрались в Госдуму.В условиях «смешанной модели каждый одномандатник от региона будет одновременно отстаивать в Госдуме интересы жителей как областного центра, так и сельских территорий и малых городов. Если от региона избирается 4 одномандатника, то при «смешанной» нарезке и жители крупных городов, и жители сельских территорий будут уверены, что все 4 их депутата досконально знают местные проблемы. Таким образом, возрастет компетентность и профессионализм депутатского корпуса и улучшится совокупное качество «регионального лобби» в стенах Госдумы. Один из приоритетов государственной политики по развитию местного самоуправления – обеспечение совместной работы региональной власти, городских властей и муниципального звена по развитию территорий и городских агломераций. Сегодня в регионах крупные города являются локомотивами и «донорами» для экономического развития малых городов и сельских территорий, и наоборот – развитие городов и агломераций и удовлетворение потребностей их жителей происходит за счет ресурсов пригородных зон. Поэтому логично, что и одномандатник в Госдуме будет представлять не только город, но и значительную часть территории области и также участвовать в совместной работе регионального и всех уровней муниципальной власти. В ситуации, когда многие города отказались от прямых выборов мэров в целях минимизации числа персональных политических конфликтов, отказ от формирования чисто «городских» округов предотвращает риск политических конфликтов между избранным депутатом Госдумы и городскими элитами. В противном случае могли случаться эксцессы, когда депутат, избранный в чисто «городском» округе, начинает видеть себя «альтернативным мэром» этого города, что всегда сразу негативно отражается на качестве управления всем городским хозяйством.Переход к «смешанной» модели также связан с тем, что из-за изменений численности субъектов РФ оказалось невозможным выдержать во всех регионах практиковавшийся ранее единый подход к нарезке округов. В начале нулевых годов в подавляющем большинстве субъектов либо в границах областных центров формировались отдельные «городские» округа (либо региональные столицы составляли ядро «преимущественно городского» округа вместе с несколькими прилегающими муниципальными районами). При этом «городские» и «сельские» округа в начале прошлого десятилетия еще оставались сопоставимыми по площади. Однако из-за перетока населения из села в город сохранение прежнего принципа разделения привело бы к серьезной диспропорции, попытайся мы уровнять их по численности избирателей. «Городские» округа становились бы все более компактными, отдавая «сельским» часть районов для сохранения пропорции. Тогда как «сельские» округа, наоборот, вытягивались бы по территории региона несоразмерно площади «городских» округов. Яркий пример такого искажения при старом подходе к нарезке могла дать Томская область, в которой в 2015 году из-за роста численности населения выделяется второй округ. При прежнем принципе нарезки соотношение площади «городского» округа (Томск) и «районного» округа (все остальные муниципальные образования региона) составило бы один к десяти тысячам. Не столь масштабные, но тоже заметные искажения в численности «городского» и «районного» округов прослеживались в Тюменской, Тамбовской, Калининградской и еще ряде областей, где в последние годы наблюдался рост городского населения за счет жителей села.Строго говоря, «смешанная» модель нарезки округов не является новинкой. Она точечно применялась уже на выборах 2003 года. Просто в 2015 году в силу вышеуказанных причин «смешанная» модель из исключения превратилась в правило.Так, в 2003 году город Пенза уже был разделен на две равных части между Железнодорожным округом (Железнодорожный и Октябрьский районы Пензы, в сумме около 233 тыс. избирателей) и Первомайским округом (Первомайский и Ленинский районы Пензы, в сумме около 183 тыс. избирателей). А, например, в Новосибирской области, помимо двух чисто «новосибирских» округов только в границах областного центра, уже в 2003 году был сформирован «полугородской» Искитимский округ, куда наряду с рядом малых городов и районов входил и Советский район Новосибирска, и пригородный Новосибирский район.Надо признать, что не для всех «перенарезка» избирательных округов кажется логичным и целесообразным шагом. Ряд оппозиционных деятелей утверждает, что таким образом ЦИК пытается подыграть правящей партии, «размывая» протестный электорат городского среднего класса лояльным сельским населением. Оппоненты этой точки зрения приводят в пример сохранение ультраоппозиционного округа на юго-западе Москвы. В связи с расширением территории города бывший Университетский округ упразднен, а Новомосковский округ создан практически как сумма трех округов на выборах в Мосгордуму. Однако все «протестные» районы бывшего Университетского округа сохранились в границах нового - Черемушкинского (Гагаринский район, где в 2013 году победил Алексей Навальный). Сохранился Центральный округ. Остались почти в прежних границах Тушинский, Ленинградский и Медведковский округа, которые тоже будут представлять интерес для оппозиционных сил. Победа в них, несомненно, станет одной из главных целей для либеральной оппозиции в 2016 году. И если в итоге она добьется своего, то произойдет это во многом из-за реформы, затеянной ЦИК России.