БОЯЗНЬ ТОТАЛИТАРИЗМА ПОБЕДИЛА ИДЕЮ СОХРАНЕНИЯ ЕДИНСТВА СССР

БОЯЗНЬ ТОТАЛИТАРИЗМА ПОБЕДИЛА ИДЕЮ СОХРАНЕНИЯ ЕДИНСТВА СССР

21 августа 2015 г. 19:41

24 года назад – 21 августа 1991 года – потерпел поражение «проект ГКЧП». Это была попытка высших должностных лиц Советского Союза, отстранив от власти президента СССР Михаила Горбачева, сохранить уже начавшую разрушаться страну. После провала путча одержавший победу над ГКЧП Борис Ельцин развил наступление на союзный центр, в результате чего СССР рухнул. С момента победы над гэкачепистами прошло менее четырех месяцев. Главный редактор журнала "Историк" Владимир Рудаков полагает, что событиям тех лет нельзя давать однозначную оценку: — Вопрос в том, как оценивать события августа 1991 года, делится на две части. Первая связана с тем, насколько серьезную роль проект под названием ГКЧП сыграл в процессе распада союзного государства? Вторая – с тем, была ли альтернатива, предложенная ГКЧП, реальным проектом по реформированию Советского Союза? Если говорить про первую часть, то, думаю, инициаторы ГКЧП исходили из благих побуждений и, видя разрушение государства, которое в тот период происходило в очень быстром темпе, решили, что тот вариант, который они предлагают - единственно верный. Что предлагаемый ими сценарий позволит сохранить государство в тех границах, в которых оно тогда существовало. Другое дело, насколько им это удалось, насколько серьезен был их проект. Мне кажется, что он во многом был политической импровизацией, не опирающейся на какой-то более-менее серьезный анализ того, как развиваются события в России и на окраинах Советского Союза, а самое главное, не учитывающей общественных настроений, которые в тот момент складывались. А они – эти настроения -- были, конечно же, против ГКЧП. И связано это было в первую очередь с тем, что идеи ГКЧП, те благие идеи по сохранению Советского Союза, с которыми они выступили, у подавляющего большинства граждан ассоциировались с идеями сохранения тоталитарного общества, той модели социализма, попытку реформирования которой предпринял Михаил Горбачев. ГКЧП воспринимали как наследника и проводника идеологии и практики тоталитарного государства. Именно этот – имиджевый, если хотите, изъян этого проекта и не дал идеям сохранения единства страны возобладать в общественном сознании. Идея преодоления тоталитарного общества оказалась важнее идеи сохранения страны. Именно на это была сделана ставка российским руководством во главе с Борисом Ельциным, который представил дело так, что политика ГКЧП - это политика возврата, условно говоря, в сталинский вариант Советского Союза. Результатом произошедших в августе 1991 года событий стало то, что у власти в России укрепились силы, которые в этот момент сделали ставку фактически на развал страны. И в этих условиях уже любые альтернативы реформирования Советского Союза, причем как те, в поддержку которых выступали члены ГКЧП, так и другие, более мягкие, уже не имели политического смысла и веса, потому что на первый план вышла идея суверенизации. Она вышла на первый план и на Украине, и в республиках Закавказья, про Прибалтику я вообще не говорю: она к тому моменту уже фактически была независимой. Но самое главное, что эта идея вышла на первый план в России. Российские власти поняли, что союзный центр теперь как никогда слаб, что он во многом дискредитирован попыткой ГКЧП изменить ситуацию и что единственный шанс остаться хозяевами положения - это свалить Горбачева и разрушить Союз. По этому пути пошло руководство России во главе с Ельциным: эта политика закончилась Беловежскими соглашениями, заключенными в начале декабря 1991 года, которые положили конец Советскому Союзу. В этом смысле, конечно, ГКЧП подтолкнул процессы распада страны. Но обвинять их в том, что они развалили Советский Союз, как это делалось в тот момент, конечно, было бы несправедливо. Будучи в политическом смысле совершенно бездарными, на мой взгляд, людьми, они, тем не менее, ставили перед собой благие задачи. Как потом выяснилось, они не были кровавыми монстрами, какими их в августовские дни 1991 года выставляла либеральная пресса. Они так и не решились на штурм Белого Дома, понимая, что это приведет к многочисленным жертвам среди его сторонникам. И так далее. Победители ГКЧП – демократические власти новой России во главе с Ельциным в это смысле оказались куда более жесткими и циничными, и уже через два года после провала ГКЧП – в октябре 1993-го -- дали приказ на расстрел парламента. Того самого, который, собственно, и победил гэкачепистов в августе 1991-го.