БОЛЬШАЯ ПОЛИТИКА - ЭТО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО НЕ ДЛЯ ВСЕХ

БОЛЬШАЯ ПОЛИТИКА - ЭТО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО НЕ ДЛЯ ВСЕХ

5 августа 2015 г. 20:38

Последние скандалы, связанные с отказом новосибирского избиркома регистрировать списки кандидатов от Демкоалиции для участия в выборах регионального заксобрания вызвали в СМИ дискуссии на электоральную тематику. В частности, обсуждается необходимость муниципального фильтра, который должны проходить малые партии. А именно - процедуры сбора подписей избирателей, частично заимствованной из французского законодательства и адаптированной к российской выборной системе.Наличие аналога такой процедуры в международном опыте – это важное, но далеко не решающее обстоятельство для оценки роли и эффективности муниципального фильтра, считает член экспертного совета фонда ИСЭПИ, политолог Алексей Зудин:— Про то, что во Франции есть аналог муниципального фильтра, было известно с самого начала, с того момента, как муниципальный фильтр был внедрен в нашей стране. Но, как показывает время, ссылка на французский прецедент не очень действует. И здесь, как мне кажется, необходимы другие аргументы и ссылки на другие обстоятельства. Я думаю, что начать обсуждение роли и функции муниципального фильтра на российских выборах стоит с критики. И главное обвинение, если его можно так сформулировать, это то, что муниципальный фильтр на самом деле - это инструмент доминирования Единой России. Для доказательства критики, использующие этот аргумент, ссылаются на то, что муниципальный фильтр нужен для политических манипуляций на региональных выборах. Несмотря на то, что эти манипуляции действительно присутствуют, оценка муниципального фильтра, как инструмента доминирования Единой России принципиально неверна. Неверна по следующим обстоятельствам: во-первых, потому, что муниципальный фильтр пользуется широкой и прочной поддержкой общественного мнения. Это обстоятельство постоянно игнорируется критиками. И причины этой поддержки заслуживают того, чтобы поговорить о них подробно. Политические реформы 12-14 годов, которые были ориентированы на расширение конкурентного поля, были позитивно оценены и политическими элитами, и гражданами. Но в то же время в отношении к конкурентным выборам со стороны элит и граждан с самого начала присутствовало одно очень важное противоречие: в общественном мнении позитивная оценка конкурентных выборов как таковых соседствовала со сдержанной оценкой потенциальных участников этих выборов. То есть потенциальных претендентов на власть. Давайте вспомним, что общественное мнение достаточно сдержанно отнеслось к упрощению процедуры регистрации политических партий и снижению проходного барьера на выборах в Государственную думу. В январе 2012 ВЦИОМ проводил опрос, по результатам которого упрощение порядка регистрации политических партий получило одобрение 45% опрошенных. На первый взгляд, цифра достаточно внушительная, но давайте вспомним, что переход к выборности губернаторов поддержали 73% граждан. Кроме того, по данным Левада-центра, в середине января голосовать за новые партии на ближайших выборах выражали желание только 5%. Также, по данным ФОМ, в марте 2013 года снижение проходного барьера с 7 до 5%, уже принятое Государственной думой, поддержало менее четверти опрошенных - 22%. Против снижения барьера высказалось почти вдвое больше - 41%, при этом был достаточно высок уровень затруднившихся с ответом. И здесь в отношении к возможностям политических партий общественное мнение оказалось гораздо более консервативно, чем инициаторы политической реформы. Присутствует и объективное противоречие в отношении к конкурентным выборам избирателей с одной стороны и претендентов в лице партий и кандидатов с другой. Избиратели хотят получить в результате выборов качественный продукт, а именно дееспособную и ответственную власть. А претенденты, в зависимости от занимаемой позиции - либо остаться во власти, либо попасть во власть. Тем более, мы знаем, когда действительно идет речь о претендентах, то есть о тех, кто стремиться попасть во власть, по-разному относятся к регуляторам политической конкуренции думские партии, с одной стороны, и партии, которые в Думе не представлены: у них разные пожелания и разные требования. Одни претенденты, те, которые находятся во власти, склонны преуменьшать значение легитимности, а другие, соискатели, склонны преуменьшать значение факторов, которые принуждают победителей выборов вести себя ответственно после голосования. Так вот позитивная оценка большинством избирателей мер по обеспечению ответственности претендентов на выборах объяснятся не консерватизмом, косностью, патернализмом и так далее, как любят утверждать многие комментаторы. В основе этой оценки, в основе позитивного отношения к квалификационным требованиям к участникам выборов - реалистическая оценка, основанная на опыте участия граждан в выборах. И этот опыт измеряется уже более чем двумя десятилетиями. Этот опыт побуждает избирателей предъявлять высокие требования к качеству участников российской политики. По данным ВЦИОМ, в 2013 году три четверти опрошенных согласились со следующим утверждением: “Большая политика - не для всех. Для того, чтобы в нее попасть, нужно обладать особыми качествами, умениями, идеями, привлечь сторонников и прочее. Поэтому в политику нужно пускать не всех, необходимы фильтры, отсекающие людей неопытных, слабых и некомпетентных”. Противоположный вариант, согласно которому “Возможность попасть в большую политику должна быть у всех, эту сферу нужно сделать максимально открытой с минимумом барьеров и препятствий для всех желающих”, поддержали только 19%. В свете подобной принципиальной позиции общественного мнения, становится совершенно понятной и позиция общественности и в отношении конкретно муниципального фильтра и того обстоятельства, что, в отличие от активной критики со стороны политического класса и экспертов, в общественном мнении муниципальный фильтр получил широкую поддержку. По данным ВЦИОМ, в середине апреля 2012 почти три четверти опрошенных, 72%, поддержали принцип, согласно которому “баллотироваться на пост губернатора может не каждый. Необходимы фильтры, отсекающие людей, не подходящих для такой должности”. При этом конкретная форма предварительного отбора, а именно подписи от 5 до 10% муниципальных депутатов, получила одобрение 67% опрошенных. Интересно, что среди сторонников непарламентских партий эту норму одобрили аж 79%. И абсолютное большинство поддержали и другие ключевые положения обсуждавшегося в тот момент закона, а именно: механизм президентских консультаций одобрило 74%, а также право президента отстранять избранного главу региона в связи с утратой доверия - эту норму одобрило 75%. То есть муниципальный фильтр недаром относится к разряду квалификационных требований, которые призваны подтвердить минимальную дееспособность претендентов и обеспечить качество конкуренции и выявления минимально добросовестных участников. Кроме того, оценивая муниципальный фильтр, необходимо помнить, что тест на квалификационные требования проходит не только тот, кто получает подписи муниципальных депутатов, но и тот, кто эти подписи дает. В последнем случае квалификационным требованиям соответствует тот, кто соглашается на конкурентные выборы. Мы постоянно забываем о второй стороне муниципального фильтра, в этом качестве муниципальный фильтр выступает как инструмент воспитания политических фаворитов в регионах. Политические фавориты приучаются думать и понимать, что они не одни в политическом поле. И в этом качестве муниципальный фильтр выступает как механизм изживании политического монополизма в сознании и поведении политических фаворитов. Но все сказанное относится только к добросовестным участникам избирательной кампании. Но, как мы знаем, бывают и участники недобросовестные. На мой взгляд, это как раз тот случай, к которому относятся участники так называемой Демократической коалиции и то, каким образом они участвовали в сборе муниципальных подписей и вообще всего подготовительного этапа избирательной кампании 2015 года. Есть очень серьезные основания сомневаться в исходной добросовестности этих участников выборов. Мы знаем, что Демократическая коалиция объединяет тех, кто не принял итоги президентских выборов 12 года и возвращение Владимира Путина во власть, тех, кто находится за бортом крымского политического консенсуса. Эти участники Демкоалиции демонстративно и постоянно апеллируют к поддержке Запада. В условиях нынешней политической ситуации в стране с учетом репутации участников Демократической коалиции, с учетом тех заявлений и действий, которые они постоянно делают, это фигуры, которые имеют минимальные шансы на успех. И сами участники Демократической коалиции не могут этого не знать. Тем не менее, они участвуют в выборах. И возникает законный вопрос относительно реальных мотивов и целей их участия в выборах, целей участия людей, которые отвергают сложившуюся политическую систему и негативно оценивают то абсолютное большинство граждан, которые эту систему поддерживают. Поэтому совершенно обоснованным является предположение, что участники Демкоалиции участвуют в выборах для того, чтобы их дискредитировать, что это на самом деле партия - спойлер. И спойлерские функции они стремятся выполнить не в отношении какой-то конкретной партии, и в этом их особенность, а по отношению к самому институту выборов. И цель их участия в кампании - делигитимация выборов 2015 и 2016 годов. Кроме того, муниципальный фильтр необходимо оценивать с учетом нескольких региональных избирательных кампаний, то есть с учетом всего опыта, который у нас имеется за последние три года. Если мы посмотрим в динамике, то мы увидим, что применение муниципального фильтра - это история успеха борьбы за качество политической конкуренции. В ходе подготовки к нынешней избирательной кампании практически все думские политические партии были зарегистрированы и допущены к выборам. И это в значительной степени является результатом последовательной политики Кремля по реализации конкурентных сценариев на выборах с тем, чтобы добиться легитимности результатов выборов. И те трудности, с которыми, в отличие от думских партий, сталкиваются партии, не имеющие представительства в Государственной думе, эти трудности необходимо оценивать в свете успехов применения муниципального фильтра, а значит, есть основания ожидать, что и эти трудности также будут преодолены.