ФИГУРАНТЫ «ПАТРИОТИЧЕСКОГО СТОП-ЛИСТА» КАК ПЛЕСЕНЬ - БОРОТЬСЯ НУЖНО С УМОМ

ФИГУРАНТЫ «ПАТРИОТИЧЕСКОГО СТОП-ЛИСТА» КАК ПЛЕСЕНЬ - БОРОТЬСЯ НУЖНО С УМОМ

28 июля 2015 г. 14:45

Недавно Совет Федерации утвердил список нежелательных иностранных неправительственных организаций, так называемый «патриотический стоп-лист». Напомню, что инициатором его создания стал председатель международного комитета верхней палаты Константин Косачев, обративший внимание российской общественности на спонсируемые из-за рубежа конторы, представляющие угрозу России и ее национальным интересам.В утвержденном перечне пока 12 организаций. Это Национальный фонд демократии, Институт «Открытое общество» Джорджа Сороса (Фонд Сороса), Freedom House, Международный республиканский институт, Национальный демократический институт по международным вопросам, Фонд Чарльза Стюарта Мотта, Фонд Макартуров, Восточноевропейский демократический центр, фонд «Образование для демократии», Всемирный конгресс украинцев, Крымская полевая миссия по правам человека и Украинский всемирный координационный совет. Напомним, что «стоп-лист» не имеет силу закона, но выполняет функцию ориентира для признания организации нежелательной. Это своего рода «справочник» как для государственных органов, так и для других заинтересованных лиц, чтобы все они понимали, кем на самом деле являются внесенные в список организации. Важной функцией «стоп-листа» является и его медийность. По словам экспертов, сомнительные конторы больше всего не любят, когда из тени их вытаскивают на свет, предавая дела огласке. По мнению директора Международного Института Новейших Государств Алексея Мартынова, «стоп-лист» будет способствовать поддержанию внутренней безопасности: «В принципе, мы же не ограничиваем действия НКО на своей территории, кроме тех, кто ведет явно антигосударственную деятельность. В отношении некоторых подобных организаций, которые ведут деятельность в интересах других стран, у нас существует закон об иностранных агентах. Эти организации приобретают определенный статус, они обязаны зарегистрироваться в Министерстве юстиции и так далее. Но никто не запрещает их деятельность, просто анонсируется, что они работают в интересах иностранных государств».Действительно, многие скептики обращают внимание на существование закона «об иностранных агентах». Но некоторые эксперты считают, что этот закон явно недостаточен для эффективной защиты России от деятельности враждебных ей НКО. Этот закон - не про враждебную деятельность, а про то, что нельзя скрывать финансирование из-за рубежа.По сравнению с американским законом об иностранных агентах, предусматривающем ответственность за его нарушение до 10 лет тюрьмы, его российский аналог грозит только штрафом. Закон не призван пресекать деятельность враждебных НКО, и если ограничиться им, то такой организации достаточно будет отчитаться о финансировании, и продолжать дальше противоправную деятельность. Разумеется, такой подход недопустим в условиях, когда целью является демонтаж российского государства.Замсекретаря Общественной палаты, бывший заместитель генерального секретаря ООН Сергей Орджоникидзе обращает внимание, что те иностранные организации, о которых идет речь, не подпадают под действие закона об иностранных агентах: «Возникает юридический провал: российские организации находятся в правовом поле, а иностранные - нет. Между тем они являются инструментами ЦРУ и Госдепа по смене режимов - это те же Национальный фонд поддержки демократии, фонды Сороса и Макартуров. Вы видели результаты их деятельности в Грузии, Киргизии, на Украине, сейчас - в Армении. Поэтому сегодня задача всех патриотических сил страны - подумать о стабильности нашего государства», - уверен общественник. По его мнению, в России до сих пор все спокойно только потому, что «мы заботимся об этом». «Если бы мы сидели, сложа руки, нас бы давно уже «раскачали», - говорит замсекретаря ОП.Директор Центра политической информации Алексей Мухин полагает, что под ограничения должны попасть те организации, чья деятельность имеет деструктивный характер, разрушает государственные и гражданские институты: «Вот они и должны быть ограничены в подобных действиях, либо получить соответствующую маркировку. На сигаретах же пишут «опасно для здоровья»? Точно так же надо писать на некоторых общественных организациях: «опасны для общественного здоровья». Конечно, зачастую они представляют себя как фонды с положительными инициативами. Но для этого и существуют следственные органы, которые могут вскрыть «вредную» деятельность и сделать информацию о ней публичной».Возьмем, к примеру, Сороса. Его неоднократно называли архитектором цветных революций. Так, по некоторым данным, подготовка «революции роз» в Грузии велась через Фонд Сороса. Экс-президент Грузии Эдуард Шеварднадзе даже обвинял миллиардера в организации переворота в Тбилиси. Кроме того, Фонд Сороса стоял за «оранжевой революцией» на Украине в средине нулевых годов. В похожей роли «Открытое общество» отметилось также на территории Сербии и Киргизии. Надо подчеркнуть, что формально Фонд Сороса больше десятилетия не работает в России. Но перед своим уходом он создал сеть подконтрольных или аффилированных организаций по всей стране, которые прекрасно себя чувствуют. К таким проектам относятся Московская высшая школа социальных и экономических наук, фонд культуры и искусства Институт «ПРО АРТЕ» и другие. Как выяснила газета «Известия», под патронатом Фонда Сороса также находятся многие региональные библиотеки. По данным прессы, в 2013 году только на счета НКО, включенных в реестр иностранных агентов, от фонда поступило 103 млн рублей, в 2014 году сумма финансовых инвестиций составила 100,6 млн руб., к июню этого года на счета российских агентов перечислено 46,6 млн руб.Журналисты «Известий» пишут, что «паутина созданных при поддержке американского института организаций охватывает Смоленскую, Московскую, Самарскую, Свердловскую, Кемеровскую и другие области». При этом в те же самые региональные библиотеки аффилированные с Соросом структуры поставляют книги зарубежных авторов, чьи труды интерпретируют мировую историю с выгодной для Запада позиции. К примеру, отмечает издание, на полках российских библиотек стоят книги британского историка Энтони Бивора, в которых Советская армия образца 1945-го года характеризуется как «армия насильников». Под эгидой благотворительности, просвещения и образования Фонд Сороса активно внедрял в России чуждую ее национальным интересам идеологию. Сегодня он продолжает делать это через подконтрольные организации, формально самоустранившись от подрывной работы. Фонд Сороса, конечно, достоин внесения в «патриотический стоп-лист». Но на данном этапе этого мало. Надо копать глубже, выводить на чистую воду агентов влияния, скрывающихся под внешне благопристойными вывесками. Невозможно бороться с плесенью, просто счищая ее ножом с поверхности дерева. Вредный грибок давно уже внутри. Начинать очищение следует именно оттуда. Проблема в том, что сомнительные конторы создают сетевые структуры, в буквальном смысле врастая в ткань российского гражданского общества. Главный вопрос - кто будет выявлять их связи, расширяя «патриотический стоп-лист». По мнению Алексея Мухина, делать это должно государство. «Лучше даже, если это будут правоохранительные органы. Естественно, вся ответственность ляжет на них. Потому что если деятельность организации носит незаконный характер, то она попадает под статью Уголовного кодекса, и этим должны заниматься правоохранители», - уверен эксперт.Но усилий одного государства, учитывая масштаб проблемы, здесь недостаточно. Необходимо участие всех политически активных граждан и организаций. Такого мнения, к примеру, придерживается первый заместитель министра юстиции РФ Сергей Герасимов. «Для того, чтобы все ведомства, которые занимаются этим вопросом, могли достаточно динамично и эффективно использовать свои полномочия, здесь роль гражданского общества, роль парламентариев, роль общественной палаты и общества в целом, на мой взгляд, может быть весьма важной», - подчеркивает чиновник. Эту позицию в целом разделяет председатель комитета Совфеда по конституционному законодательству Андрей Клишас. «Мы также видим и активную роль представителей гражданского общества в этой работе и готовы открыто обсуждать предложения по формированию указанного «стоп-листа», - говорит сенатор. По словам Клишаса, «стоп-лист» должен стать «одним из инструментов защиты российского гражданского общества от иностранного влияния и, в том числе, от влияния иностранных государств и тех «неправительственных организаций, которые осуществляют свою деятельность на иностранные деньги».Таким образом, «патриотический стоп-лист» - это не столько государственная тема, сколько общественная. Это запрос государства к обществу о помощи в обеспечении национальных интересов и безопасности страны.С другой стороны, гиперактивность в поиске реальных и мнимых врагов может лишь навредить делу. Как считает тот же Алексей Мухин, с подобного рода инициативами нужно выступать крайне осторожно и всячески обосновывать появление той или иной организации или персоны в «стоп-листе». Иначе реальное серьезное дело превращается в кампанейщину со всеми вытекающими последствиями. Используя аналогию с пораженным плесенью деревом, самое эффективное – бросить его в огонь. Это Россия уже проходила. И ни разу ничего хорошего из «огненного очищения» не вышло. Слишком энергичная и тотальная борьба с внутренним врагом обычно превращается в борьбу с самим обществом. Очень важно помнить об этом и сегодня.