«СТРАТЕГИЯ-2030» - МОТИВ ДЛЯ СУЩЕСТВОВАНИЯ «ОТКРЫТОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА»

«СТРАТЕГИЯ-2030» - МОТИВ ДЛЯ СУЩЕСТВОВАНИЯ «ОТКРЫТОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА»

21 июля 2015 г. 18:46

Разработка "Стратегии-2030" начнется не раньше 2016 года. Заняться этим предстоит министру Дмитрию Абызову. На площадке "Открытого правительства" уже проведено несколько рабочих встреч с участием членов экспертного совета. Определяется формат будущего документа. Кроме того, авторам предстоит оперативно согласовать круг тем, которые охватит новый план. Возможно, в нем появятся пункты, сознательно исключенные из "Стратегии-2020". В ее разработке участвовал президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов. Он пояснил, какие ошибки были допущены в предыдущем документе и что предстоит исправить:— Первый вопрос - это статус "Стратегии-2020". Он балансирует между официальным документом и экспертным мнением, развернутым мнением экспертного сообщества, потому что большая когорта участвовала в подготовке. Это чисто форматное замечание и в этом смысле речь шла просто о совокупности рекомендаций, а не о документе, который носил бы характер стратегии, имел бы смысл в рамках системы стратегического планирования. Это просто некие идеологические ориентиры, которые выражают установки части экспертного сообщества, которое консультирует исполнительную власть. Поскольку часть экспертного сообщества объективно достаточно плотно вовлечена в механизм подготовки и принятия решений, то в силу самого этого факта вовлеченности "Стратегия-2020" что-то выражала. Исследователи - это те же самые люди, которые участвуют в принятии конкретных решений по образованию, финансовой, социальной политике, они же и писали эту стратегию. Это такой манифест коллективного разума, консультирующего правительство, но не документ стратегического планирования. Что же касается самого манифеста и его содержания, то там просто зияющей дырой является отсутствующая тема промышленной политики. Как будто такой темы не существует. Для правительства она существует, в правительстве есть целый блок, который так или иначе эту политику должен выстраивать, Минпромторг прежде всего. Но для коллективного разума, который писал "Стратегию-2020" эта тема практически не актуальна, больше того, где-то на уровне декларируемых экономических принципов они считают сценарий новой индустриализации нежелательным, отдавая приоритет постиндустриальной модели развития. В отрыве от индустриальной базы она выглядит как форма самообмана для общества, которое теряет промышленный потенциал и думает, что таким образом переходит на новый этап, а на самом деле просто деградирует. Были и другие системные изъяны. В социальной политике системным изъяном была концепция миграционной политики, предложенной в "Стратегии-2020", которая не согласовывалась даже со сценарием макроэкономического развития. Потому что авторы стратегии признавали, с одной стороны, что в рамках инерционного сценария, то есть сырьевого и желаемого ими постиндустриального, не нужно большое количество рабочих рук. Тогда как в миграционной стратегии они прописывали максимальное привлечение мигрантов извне, невзирая на низкое качество миграционного притока, с которым мы сталкиваемся, расширение участия России в программах гуманитарной миграции, в том числе воссоединения семей и так далее. Получилась такая идеологизированная, леволиберальная позиция, оторванная от праволиберальных взглядов экономических авторов, которые писали другой раздел стратегии. Что касается "Стратегии-2030", то не знаю, что туда было заложено идеологически, но думаю, что главная задача - занять чем-то министра Абызова, потому что последнее время мотив существования этого "Открытого правительства" с министром, который за него отвечает, все больше ставится под вопрос. Поэтому властям нужно было найти какой-то проект, которым он сможет заняться. Мне кажется, в этом и состоит главная суть медведевского поручения.