ПОСТ-САНКЦИОННЫЙ ИРАН: НОВЫЙ ЭТАП ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ

ПОСТ-САНКЦИОННЫЙ ИРАН: НОВЫЙ ЭТАП ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ

15 июля 2015 г. 13:43

Иран, США, Россия, КНР, Великобритания, Франция и Германия 14 июля достигли соглашения по ядерной программе Тегерана. Согласно этим договоренностям, Иран обязуется на протяжении пяти лет не обогащать уран до уровня, превышающего 3,67 процента, и преобразовать завод Фордо в технологический центр. В обмен на это с Тегерана будут сняты санкции, которые могут быть возвращены, если Исламская Республика не выполнит своих обязательств. Соглашение вступит в силу через 90 дней после одобрения в Совете Безопасности ООН.Эксперты говорят, что договоренность по иранской ядерной программе может открыть дорогу к новой главе в международных отношениях и показать, что дипломатия способна пройти через десятилетия конфронтации.Россия приветствует достигнутое в Вене решение по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы и будет делать все от нее зависящее, чтобы эти договоренности выполнялись в полной мере, заявил Владимир Путин. «Уверены, что мир сегодня вздохнул с большим облегчением», — говорится в заявлении главы российского государства. Президент страны заверил, что «Россия будет делать все от нее зависящее, чтобы Венские договоренности в полной мере работали, способствуя укреплению международной и региональной безопасности, глобального режима ядерного нераспространения, созданию на Ближнем Востоке зоны, свободной от оружия массового уничтожения и средств его доставки, мобилизации широкой коалиции в регионе для противодействия террористической угрозе».Тем временем эксперты оценивают последствия этого исторического соглашения. Есть мнение, что полноценное участие Ирана в международной финансово-экономической деятельности довольно заметно изменит существующее положение дел. Собственно, это уже происходит. На новостях из Вены упала стоимость нефти. Утром 14 июля цена барреля Brent составляла 56,77 долларов, что на 1,87% ниже уровня закрытия предыдущих торгов. Напомним, что одним из ключевых инструментов давления на режим аятолл являются ограничения на поставку иранской нефти. До введения международных санкций Иран добывал около 4,2 млн баррелей в сутки, направляя на экспорт 2,5 млн баррелей. После введения ограничений зарубежные поставки снизились до 1,1 млн баррелей в день, причем шла эта нефть в страны Азиатско-Тихоокеанского региона. После снятия санкций Иран обещает резко увеличить экспорт нефти. Страна, как предусмотрено условиями сделки с «шестеркой» международных переговорщиков, намерена как минимум восстановить долю на европейском рынке в размере от 42 до 43 процентов, которая была у нее до введения санкций. Об этом заявил директор по международным связям иранской национальной нефтяной компании NIOC Мохсен Камсари. По его словам, новые поставки будут осуществляться по «спотовым сделкам», пока европейские партнеры заканчивают свои годовые контракты. При этом Иран полагает, что для возвращения потерянных позиций на мировом нефтяном рынке он не нуждается в одобрении ОПЕК, хотя и является членом этой организации. В качестве одного из аргументов в пользу такой постановки вопроса иранцы говорят о том, что ОПЕК не соблюдает собственных квот. К примеру, в июне картель нарастил добычу на 283 тыс. баррелей в день, общие объемы достигли 31,38 млн баррелей, при том что квота ОПЕК составляет 30 млн баррелей. В связи с этим остро стоит вопрос, будет ли Иран наращивать производство и экспорт нефти в рамках квот ОПЕК или выйдет за них. При первом сценарии внутри ОПЕК развернется конкурентная борьба за долю рынка.Наращивание экспорта Ираном может дать по меньшей мере 0,5 млн баррелей в день дополнительного предложения, предупреждают эксперты. При этом иранцы могут демпинговать. И это окажет дополнительное давление на мировые нефтяные цены. Если ситуация будет развиваться в этом ключе, то цена барреля нефти опустится до 45-ти долларов. Для возвращения нефти Ирана на мировые рынки потребуется время, и, вероятно, это случится не ранее следующего года, говорят аналитики. Однако, учитывая перенасыщенность рынка продукцией из Саудовской Аравии, сама перспектива новых поставок может способствовать дальнейшему снижению котировок. Очевидно, что это не самый лучший вариант для российской экономики, завязанной на экспорт энергоносителей. Впрочем, российские аналитики полагают, что все эти факторы являются временными. А в долгосрочной перспективе цена на нефть будет восстанавливаться. По их словам, это связано с тем, что мировая потребность в черном золоте не снижается. К тому же проявляется экономический эффект трудноизвлекаемой нефти - она требует больших затрат на добычу, долгих инвестиций и, следовательно, продолжительного периода высоких цен. Снижение мировых цен на нефть на сообщениях по достижению соглашения по иранскому ядерному досье носит краткосрочный характер, считает первый замглавы комитета Госдумы по экономической политике Михаил Емельянов. По его мнению, большее значение будет иметь грядущее заседание Федеральной резервной системы США, где будет решаться вопрос, повышать ли учетную ставку или нет. Так что полноценное возвращение Ирана на нефтяной рынок не подорвет, по всей видимости, российскую экономику. Да и в любом случае ориентироваться на санкции либо их отмену как на фактор, регулирующий нефтяной рынок, контрпродуктивно. Достигнутая договоренность находится в русле российских национальных интересов. Сделка Ирана и «шестерки» окажет благотворное воздействие на укрепление отношений Тегерана и Москвы. Двусторонние экономические связи, безусловно, получат дополнительный импульс, потому что будут устранены ограничения, которые Запад ввел через свои односторонние санкции против Ирана. Кроме того, по словам экспертов, будет ликвидирована ситуация, когда попытки США и ЕС применять эти свои односторонние санкции экстерриториально ощутимо мешали российским компаниям осуществлять финансовые транзакции и реализовывать другие свои проекты вместе с иранскими партнерами. Соглашение «шестерки» и Ирана важно с точки зрения реализации планов сотрудничества Москвы с Тегераном по мирному атому. Иран получает возможность развивать эту программу, включая обогащение урана, при обеспечении контроля со стороны МАГАТЭ и при последовательном снятии введенных против Тегерана санкций, к чему Россия давно и настойчиво призывала. Россия также примет участие в вывозе из Ирана низкообогащенного урана и в перепрофилировании ядерного объекта в Фордо. Оружейное эмбарго по Ирану сохраняется в течение пяти лет, но по решению СБ ООН поставки возможны и в этот период, если разговор идет об оборонительных системах вооружений. Следовательно, продукция российского ВПК получит новый рынок сбыта. Значимым политическим аспектом сделки по Ирану можно назвать вопрос ЕвроПРО. Тема развертывания американской системы противоракетной обороны в Европе под предлогом защиты от угроз со стороны Ирана является в последние годы одной из самых серьезных проблем в отношениях США и России. США заявляют, что ПРО не будет направлена против России, но отказываются давать юридические гарантии этого.Теперь Россия рассчитывает, что США выполнят обещания, и с урегулированием иранской проблемы не будут развивать европейский сегмент противоракетной обороны. Напомним, что президент США Барак Обама, выступая в 2009 году в Праге, сказал, что «если удастся урегулировать иранскую ядерную программу, то задача создания европейского сегмента ПРО отпадет». Российские дипломаты уже напомнили своим американским коллегам об обещании главы Белого дома. Впрочем, Госдеп США успел дать понять, что соглашение по Ирану не отменяет необходимости создания системы ПРО для противодействия иранской ракетной угрозе. В Вашингтоне считают, что Иран располагает самым крупным арсеналом баллистических ракет на Ближнем Востоке и «остается источником беспокойства США и международного сообщества», что обуславливает необходимость создания ПРО.Отдельная тема – участие Ирана в международных союзах. Напомним, что Тегеран давно стучится в ШОС. А ключевые участники Организации − Россия и Китай – неоднократно заявляли о том, что готовы видеть его активным участником совместных проектов. Однако уставные документы Шанхайской организации сотрудничества не позволяли находящемуся под санкциями Тегерану стать полноправным ее членом. Теперь это фундаментальное ограничение будет снято. При этом участие Ирана в ШОС является теперь уже не просто инициативой Тегерана, но и настоятельной потребностью дальнейшего развития самой Шанхайской организации сотрудничества. К примеру, одна из главных задач ШОС – организовать пояс безопасности вокруг Афганистана. Здесь Иран станет незаменимым помощником. В сотрудничестве с ним Россия может наконец-то приступить к эффективному противостоянию продолжающейся наркоэкспансии со стороны Афганистана.Поддержка Ираном идеи Банка развития ШОС и участие Тегерана в Межбанковском объединении Шанхайской организации вполне может стать началом работы Исламской Республики в конкретных региональных экономических проектах, от планов строительства трансрегиональной транспортной инфраструктуры до участия в российско-китайском проекте создания системы персональной подвижной спутниковой связи, тем более что в этой высокотехнологичной отрасли Ирану есть что предложить.Как отметил председатель Комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев, вполне возможно, что главное для Ирана на прошлой неделе происходило не в Вене, а в Уфе, где состоялись саммиты БРИКС и ШОС. Отнюдь не декларативно, по мнению сенатора, прозвучали в столице Башкортостана слова президента Ирана Хасана Роухани, благодарившего Россию за то, «какие усилия она приложила, чтобы разрешить путем переговоров проблему ядерной программы Ирана».Что же касается последствий исторической сделки, то здесь Косачев считает нужным отказаться от упрощенных толкований. «Надо понимать, что Иран возвращается в совершенно иной мир по сравнению с тем, в котором ему объявляли санкции, - пишет Косачев. - В том, прошлом мире кому-то очень хотелось отвести ИРИ роль мирового и регионального изгоя. Но сегодня Иран вполне востребован как полноценный участник глобальных и региональных процессов, которому более не нужно держать «круговую оборону», а, напротив, есть все резоны включаться в изменившиеся мировые «расклады». Тегеран к этому, судя по всему, готов.