ШОС И БРИКС — ВЫЗОВ ОДНОПОЛЯРНОМУ МИРУ

ШОС И БРИКС — ВЫЗОВ ОДНОПОЛЯРНОМУ МИРУ

7 июля 2015 г. 16:12

Уфа 8-10 июля принимает саммиты ШОС и БРИКС под российским председательством. Эксперты обращают внимание на растущий авторитет этих международных организаций, которые уже сейчас во многом определяют геополитическую повестку дня. Очень важно понимать, что ни ШОС, ни БРИКС не пытаются дружить против кого-то. Неправильно было бы противопоставлять их другим международным форматам и организациям, все подобные объединения работают на решение одних и тех же проблем. Другое дело, что в нынешних условиях традиционные инструменты Запада, созданные еще во времена холодной войны, заметно просели по своей эффективности. Как говорится, «приводные ремни НАТО и ЕС стали проскальзывать на шкивах истории». Проблема в том, что Запад учитывает интересы «золотого миллиарда» и никого более. Между тем, БРИКС и ШОС делают глобальные институты более репрезентативными.Возьмем, к примеру, БРИКС (англ. BRICS) – это группа из пяти быстро развивающихся стран: Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южно-Африканская Республика. Практическое взаимодействие в рамках БРИК началось в сентябре 2006 года, когда по инициативе президента России Владимира Путина «на полях» сессии Генассамблеи ООН в Нью-Йорке состоялась первая встреча глав внешнеполитических ведомств в этом формате. Ее итогом стало подтверждение участниками заинтересованности в развитии многопланового четырехстороннего (еще без участия ЮАР) сотрудничества.Страны БРИКС сегодня — это растущая сила современного мира, это более четверти мировой экономики, это 44% населения, это 30% суши Земли, это 40% пользователей интернета, это 50% роста мировой экономики за последние десять лет. БРИКС демонстрирует эффект синергии: возможности государств растут только в случае совместных действий, когда они сами определяют правила игры, а не следуют тем правилам, которые установлены за них кем-то еще. В частности, именно формат БРИКС позволяет добиваться работающих решений по проблемам в сфере межэтнических отношений и межцивилизационного диалога. На сегодняшний день БРИКС представляет собой модель равноправного сотрудничества, участники которого не навязывают никому свои представления. Как отметил на днях спикер Госдумы Сергей Нарышкин, «существование БРИКС — один из мощных факторов, которые сдерживают и не позволяют реализовать диктаторские амбиции в современном мире». По словам председателя ГД, само появление и развитие БРИКС стало неприятным вызовом для тех, кто хотел бы видеть мир однополярным. «И уже с самого начала имели место внешние попытки подорвать процесс укрепления нашего объединения. Но произошло, к счастью, иное. БРИК превратился в БРИКС, расширился и стал сильнее, приобрел новых друзей, сторонников и сферы деятельности», — добавил он, уточнив, что сотрудничество стран БРИКС в рамках других международных структур — один из тех факторов, которые не позволяют превратить эти структуры в инструмент давления. Россия заинтересована в том, чтобы страны БРИКС активно отстаивали свои подходы при решении международных вопросов, в том числе урегулировании конфликтов, сказал глава МИД РФ Сергей Лавров. «У БРИКС есть сильное оружие — это моральный авторитет, и нужно добиваться, чтобы в практическом плане на соответствующих уровнях, будь то двадцатка, если идет речь о справедливости в международно-экономических отношениях, или ООН, если идет речь об урегулировании споров между или внутри государств, чтобы БРИКС отстаивала такие подходы, которые отвечали бы принципам устава ООН», - подчеркнул российский дипломат.У России обширная программа председательства, которая была поддержана всеми участниками БРИКС. Программа эта нацелена на максимальное практическое продвижение по тем направлениям, которые были определены главами государств в качестве приоритетов развития объединения. «По целому ряду направлений мы уже не просто координируем подходы, но реализуем совместные проекты. В практической деятельности наступает очень важный новый этап. Мы и сейчас в этом плане завершаем подготовку к запуску финансовых институтов БРИКС — выходим на принятие долгосрочной стратегии многопланового экономического партнерства», — сказал Сергей Лавров.На саммите в Уфе будет представлен 150-страничный документ, подготовленный экспертными центрами пяти государств, под названием «Стратегия развития БРИКС». Одно из направлений работы – переход на национальные валюты при торговле внутри объединения. Фактически, это альтернатива изжившей себя Бреттон-Вудской системе. Банки развития стран БРИКС готовили документы по этой теме. Процесс еще не завершен, но подвижки есть, и эксперты связывают с этим большие надежды. Очевидно, что мир уже кардинальным образом изменился за время, прошедшее после создания МВФ, Всемирного банка, Европейского банка реконструкции и развития. Гегемонии этих структур давно уже нет. Они сами, и прежде всего МВФ и ВБ, нуждаются в реформе.Напомним, что в ходе VI саммита организации 15 июля 2014 года в Форталезе (Бразилия) был подписан договор о создании пула объемом 100 миллиардов долларов условных валютных резервов стран БРИКС. Этот фонд позволит странам в случае необходимости преодолеть нехватку краткосрочной ликвидности и оперативно компенсировать бюджетные дефициты в периоды экономической нестабильности. Также в Форталезе было подписано соглашение о создании банка развития БРИКС, главная задача которого — финансировать инфраструктурные проекты в государствах БРИКС и развивающихся странах.В перспективе не исключается возможность присоединения к Банку БРИКС Греции, вокруг которой ЕС ломает столько копий. Эта страна, как только банк начнет функционировать, могла бы стать его полноправным членом, заявил министр производственной реформы, окружающей среды и энергетики Греции Панайотис Лафазанис. Россия поддерживает греков в этом вопросе. Вполне реально, что прессинг со стороны тройки международных кредиторов и ущемление ими национального достоинства народа Греции приведут страну в БРИКС уже в качестве полноправного участника. Конечно, рассуждать об этом сейчас можно только в гипотетическом ключе. Но, во всяком случае, такой исход вписывается в общий геополитический тренд: ослабление европейских и трансатлантических структур при одновременном росте потенциала новых центров силы. Как отметил посол Китая в России Ли Хуэй в интервью РИА Новости, жизнеспособность и привлекательность механизма сотрудничества стран БРИКС и ШОС постоянно растут, поэтому расширение состава участников этих объединений стало тенденцией. На саммите Шанхайской организации сотрудничества в Уфе речь пойдет о возможном присоединении к ней Индии и Пакистана. Фактически, будет объявлено о начале расширения ШОС.На сегодняшний день в ШОС входят Россия, Китай, Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Узбекистан. Статус наблюдателей имеют Монголия, Индия, Иран, Пакистан и Афганистан. Что касается Ирана, то по уставу организации членом ШОС не может стать страна, в отношении которой действуют международно признанные санкции. Поэтому решение вопроса сдвинется с мертвой точки только после окончательного урегулирования проблемы иранского ядерного досье, которое позволит Совету безопасности ООН снять санкции с этой страны. А что касается Индии и Пакистана, то их членство в ШОС станет настоящим прорывом в геополитике, в расстановке акцентов на мировом уровне. ШОС по факту становится очень крупным международным игроком в пространстве Азии, Европы, и Евразии. Пример взаимодействия государств в рамках ШОС и БРИКС показателен - все больше стран выказывают желание присоединиться к этим перспективным клубам. Их участники все громче заявляют о себе как о самостоятельной силе на международной арене. Они чувствуют уверенность и собственный потенциал, который в совокупности совсем скоро начнет превосходить потенциал тех же США и ЕС. По мнению Пекина, механизмы сотрудничества БРИКС и ШОС обладают уникальным сочетанием открытости и взаимодополняемости. Это качество будет способствовать привлечению больших сил для обеспечения региональной безопасности и стабильности, экономическому развитию стран-участниц, увеличит влияние двух организаций на мировой арене. Китай (как многие считают, будущий экономический лидер мирового масштаба) вообще рассматривает сотрудничество в рамках БРИКС и ШОС в качестве приоритетного направления внешней политики, стремится совместно с партнерами прилагать усилия для строительства, управления и развития этих многосторонних организаций. Без сомнения, США и ЕС продолжат линию по сдерживанию альтернативных форматов. По мере становления новых институтов, критика со стороны Запада только усилится. Несмотря на все декларации о том, что конкуренция во всех сферах приветствуется, новые центры силы сталкиваются со стремлением сохранить монополию «исторического Запада» на финансово-экономические рычаги мирового влияния. С другой стороны, часть членов международного сообщества, которых на солирующем Западе принято помещать в массовку, требует иного к себе отношения. И если «солисты» не готовы к трансформации собственных подходов, то бывшая «массовка» организует самое себя, без привлечения «консультантов» с сомнительной репутацией.