МОСКВА ПРИЗЫВАЕТ К КОАЛИЦИИ ПРОТИВ МЕЖДУНАРОДНОГО ТЕРРОРИЗМА

МОСКВА ПРИЗЫВАЕТ К КОАЛИЦИИ ПРОТИВ МЕЖДУНАРОДНОГО ТЕРРОРИЗМА

30 июня 2015 г. 15:36

Сирия и страны региона должны объединиться для борьбы с «Исламским государством», свою лепту могут внести и Турция, и Иордания, и Саудовская Аравия. А Россия поддержит создание коалиции по борьбе с терроризмом, если Дамаск посчитает это целесообразным и возможным. Об этом заявил президент Владимир Путин на встрече с главой МИД Сирии. Глава государства признал, что создание коалиции – дело непростое. Но Москва использует свои добрые отношения со всеми странами региона для того, чтобы, во всяком случае, предпринять попытку такую коалицию создать. Напомним, что в Сирии с марта 2011 года продолжается вооруженный конфликт, в результате которого, по данным ООН, погибли более 220 тысяч человек. Правительственным войскам противостоят отряды боевиков, принадлежащие к различным политическим и религиозным объединениям. Наибольшую активность проявляет экстремистская группировка «Исламское государство» (ИГ, прежде называвшаяся «Исламское государство Ирака и Леванта» - ИГИЛ), которая в свое время отпочковалась от «Аль-Каиды» и демонстрирует такую жестокость, которая и не снилась соратникам Бен Ладена. За три года террористам удалось захватить значительные территории Ирака и Сирии. Кроме того, они пытаются распространить свое влияние в странах Северной Африки, в частности в Ливии. По разным оценкам контролируемая ИГ территория достигает до 90 тысяч квадратных километров, где террористы объявили о создании так называемого «Халифата» с собственными законами и органами власти. По разным оценкам, численность экстремистской организации достигает от 50 до 200 тысяч человек.Единого фронта борьбы с ИГ нет: с группировкой борются правительственные войска Сирии и Ирака, а также курды, ливанские и иракские шиитские ополченцы. В результате боевых действий сотни тысяч мирных жителей погибли и несколько миллионов стали беженцами.Надо признать, что проблема ИГ уже давно переросла региональный масштаб. Группировка представляет собой глобальную угрозу. Лишнее тому доказательство – недавняя серия терактов в Тунисе, Кувейте, Франции и Сомали (совершенных, между прочим, в священный месяц Рамадан), ответственность за которые взяло на себя «Исламское государство». Формально теракты не связаны между собой: их совершили в разных местах незнакомые друг другу люди. И тем не менее, управляются они из единого центра, подчинены одной воле.Глава МИД Сирийской Арабской Республики Валид МуаллемВ этом и заключена суть сетевого принципа построения террористической организации. Членам мусульманской общины доводятся «фетвы», которые определяют, что настоящий верующий должен сделать на пути джихада. Из огромного числа мусульман всегда найдется тот, кто воспримет сказанное как прямое руководство к действию. И пойдет на теракт, мечтая о райском саде с 72 гуриями, которые положены погибшему шахиду. Короче говоря, в действие вступает закон больших чисел. Интересно, что, по словам экспертов, несмотря на то, что ИГ наследует «Аль-Каиде», в их методах есть значительная разница. Основной целью «отцов-основателей» «Аль-Каиды» был Советский Союз и его военный контингент на территории Афганистана. Все говорили о своей вере в Аллаха, однако самым главным аргументом был американский доллар. Религия здесь не играла особой роли. В подлинно исламистскую организацию «Аль-Каида» превратилась уже потом. И, кстати говоря, именно в тот момент, когда доллар утратил свою притягательную силу, американцы потеряли контроль над «Аль-Каидой» и обрели в ее лице злейшего врага.В ситуации с ИГ американцы, как считают эксперты, совершают ту же ошибку. Они действуют в системе координат, где точкой отсчета является доллар. В Лэнгли (штаб-квартира ЦРУ – прим. ред.) не понимают мотивов, связанных с традицией и верой. В августе 2014 года Соединенные Штаты собрали коалицию стран-партнеров по борьбе с «Исламским государством». В нее вошли Великобритания, Франция, Катар, Иордания, Испания и другие страны. Авиация союзников регулярно бомбит позиции ИГ, но боевики и не думают сдаваться. Напротив, захватывают все новые территории, в их отряды вливаются бойцы, чьи родственники и близкие погибли под авиаударами. Они хотят мстить.Нынешнее положение дел позволяет констатировать, что террористы только упрочили свое положение. Вряд ли у кого-то есть сомнения относительно новых атак. Нападения наверняка последуют, и Европа наверняка вновь окажется под ударом. Президент Путин на недавнем Петербургском международном экономическом форуме заявил, что оружия у «Исламского государства» больше, чем у спонсируемой США иракской армии: «Двумя-тремя ударами ИГИЛ захватил столько оружия, что, наверное, у иракской армии его нет в таком объеме. И бронетехнику, и ракеты. Широкая общественность мало об этом знает… Сейчас ИГИЛ вооружена лучше, чем иракская армия, и это при поддержке Соединенных Штатов», — сказал Путин.Понятно, что ударами с воздуха боевиков «Исламского государства» не остановить. Поэтому все чаще возникают разговоры о сухопутной операции. Вопрос в том, готовы ли ее вести американцы, англичане и французы? Особенно учитывая бесславный конец операций в Ираке и Афганистане. Неудивительно, что Запад при всем демонстративном неприятии России сильно на нее рассчитывает. Надо напомнить, что острый политический кризис не помешал президентам России и США в ночь на 26 июня впервые за долгое время провести телефонный разговор, где обсуждалась, в том числе, и проблема ИГ. С учетом масштаба деятельности ИГ усилий одной Сирии, конечно, недостаточно. Поэтому Москва и заговорила о координации действий. Владимир Путин и Барак Обама условились о встрече главы МИД РФ и госсекретаря США для обсуждения совместных усилий на этом направлении. По всей видимости, в ходе переговоров стороны попытаются найти наиболее эффективные механизмы консолидации усилий. Во всяком случае, министр Лавров намерен сосредоточиться на конкретике, а не оперировать риторическими вопросами. «Риторикой можно заниматься потом, когда мы победим терроризм», — сказал Лавров на пресс-конференции по итогам переговоров с главой МИД Сирии Валидом Муаллемом.Сириец, в свою очередь, дал понять, что создание эффективной коалиции – довольно сложный процесс. «Я прекрасно знаю, что России под руководством президента Путина удалось добиться настоящих чудес, однако для того, чтобы сколотить коалицию из Турции, Саудовской Аравии, Катара и Соединенных Штатов, нужно еще большее чудо, так как эти страны вместо того, чтобы бороться с терроризмом, поощряют терроризм в Сирии, в том числе финансово и оружием, проливают кровь сирийского народа, тем не менее, нам очень хотелось бы объединения усилий», — сказал Валид Муаллем."Сейчас ИГИЛ вооружена лучше, чем иракская армия, и это при поддержке Соединенных Штатов", — заявил В. Путин на недавнем Петербургском международном экономическом форумеПри этом сирийский министр особо подчеркнул сомнительную роль США в деле борьбы с «Исламским государством»: «Американцы требуют политического решения, однако при этом выделяют миллиарды долларов на поддержку террористов». По его словам, недавно на юг Сирии «было переброшено около 2,5 тысячи боевиков с новейшим вооружением в руках, и американцы не скрывают своей поддержки этих террористов».Действительно, США готовят сирийских повстанцев для борьбы с ИГ и даже выплачивают им денежное довольствие – до 400 долларов в месяц. Белый дом полон надежд в отношении этих людей: они, дескать, «самые замечательные, либеральные и свободомыслящие повстанцы, завтрашний день сирийского народа». Между тем, эксперты полагают, что подобные заявления делаются либо по глупости, либо из пропагандистского расчета, а из затеи натравливать «хороших» повстанцев на «плохих» ничего не выйдет. США уже не раз пытались провернуть подобные операции: пестовать повстанцев, а потом их руками бороться с исламистами. К примеру, так происходило в Ираке. Однако очень часто спонсирование деньгами и оружием «правильной» оппозиции заканчивалось тем, что все эти богатства оказывались в руках радикалов. Почти наверняка так произойдет и на этот раз. В то время, как террор «Исламского государства» накрывает мир, западные правительства заняты созданием сил быстрого реагирования в Восточной Европе, чтобы сдерживать Россию, пишет британский специалист в области геополитики Джон Уайт. По его мнению, британское оружие направлено не просто не в том направлении, а не на того врага. В качестве аналогии он приводит одно из крупнейших поражений Великобритании в ходе Второй мировой войны, когда британские войска сдались в плен японцам в Сингапуре, поскольку ждали врага с воды, а не с суши.Запад стал и служанкой, и жертвой радикализации, считает эксперт. Каждый теракт подтверждает крах внешней политики Запада и ее адаптацию к интересам таких реакционных государств, как Саудовская Аравия, Катар, Кувейт, не говоря уже о заигрывании с ультранационалистами по всей Восточной Европе. Кризис и хаос, охвативший Ближний Восток вследствие действий Запада в регионе, представляет усиливающуюся угрозу для мирного населения повсюду, в том числе и в России. И этот факт вызывает возмущение аналитика в связи с тем, что Запад рассматривает Москву в качестве врага, а не союзника в борьбе с угрозой терроризма.Секретарь Совбеза РФ Николай Патрушев считает, что США действительно призывают страны консолидироваться в борьбе с ИГ. «Однако на деле создаваемые антитеррористические коалиции, по сути, используются для силового вмешательства в дела суверенных государств». «Получается так, что, если террористы воюют против Асада, то их можно считать легитимными, а, если их действия наносят ущерб американским интересам, как, например, в Ираке, то террористов следует уничтожать. Исходя исключительно из своих практических интересов, определяют, с кем из террористов допустимо вести переговоры и иметь дела, а с кем — нет», — сказал секретарь Совбеза РФ. Он особо подчеркнул, что борьба с терроризмом в одиночку или в рамках отдельных групп «не может быть эффективной в принципе».Эксперты полагают, что ключевую координирующую роль в этом противодействии должна играть ООН и ее Совет Безопасности. При этом борьба с получившим широкое распространение радикальным исламизмом невозможна без активного участия ведущих стран мирового сообщества – таких, как Россия, чья военная мощь и политическое влияние способны сыграть решающую роль в кризисе, которого человечество не знало со времен Второй мировой войны.