КРУГЛЫЙ СТОЛ ИСЭПИ-РАСО: ПОЛИТТЕХНОЛОГИИ ПОД МИКРОСКОПОМ ЭКСПЕРТОВ

КРУГЛЫЙ СТОЛ ИСЭПИ-РАСО: ПОЛИТТЕХНОЛОГИИ ПОД МИКРОСКОПОМ ЭКСПЕРТОВ

18 июня 2015 г. 11:57

Фонд Института социально-экономических и политических исследований (ИСЭПИ) провел круглый стол, посвященный изучению опыта зарубежных политтехнологий. Партнером ИСЭПИ по данному проекту стал Комитет политических технологий, образованный при Российской ассоциации по связям с общественностью (РАСО). Принимавшие участие во встрече эксперты поделились результатами исследований выборных систем и тенденций их развития в других странах. По словам организаторов мероприятия, такие встречи решено сделать постоянными.Россия может многое извлечь из зарубежного опыта. Председатель совета директоров ИСЭПИ Дмитрий Бадовский считает, что работа по новым методам социологического прогнозирования и моделирования имеет высокое общественное значение, потому что эффективность моделирования и прогнозирования результатов выборов напрямую влияет на уровень доверия населения. «Если социологи ошибаются или разучились прежними методами опросов точно прогнозировать, если результаты выборов расходятся с прогнозами, возникает проблема доверия и легитимности выборов», - подчеркивает известный политолог.Фонд ИСЭПИ уже занимался исследованиями электоральных и политтехнологических трендов в мире. В частности, по его заказу проводился анализ промежуточных выборов в конгресс США и британский парламент. Один из авторов этого исследования, председатель Комитета по политическим технологиям Евгений Минченко напомнил о главной сенсации недавних выборов в Великобритании – провале Лейбористской партии. Она получила 232 места в Палате общин, а их основной конкурент - Консервативная партия – заняла 330 мест и обрела право формировать правительство. По словам эксперта, вплоть до самого дня голосования опросы британских социологов показывали равенство рейтингов лейбористов и консерваторов. Лейбористы считали, что их рейтинги позволяют им просто «дождаться выборов» и взять власть: «На протяжении всего правления их рейтинги были чуть выше. Они находились в теплой ванне соцопросов». Однако в результате рейтинги не стали гарантией успеха кандидатов-лейбористов в округах. Этот урок стоит усвоить и российским политическим игрокам, считает политтехнолог. Нынешняя система голосования в Британии (по одномандатным округам) дает преимущество партиям с ярко выраженной территориальной базой поддержки. Что касается предстоящей парламентской избирательной кампании в России, то здесь одним из ключевых моментов будет нарезка одномандатных округов. «Всем потенциальным участникам избирательной кампании, особенно системным игрокам, стоит заранее включиться в этот процесс, тем более что структура округов будет формироваться впервые после почти 15-летнего перерыва и это создаст дискуссии вокруг оптимальной в нынешних условиях схемы нарезки округов», - отмечают авторы указанного выше исследования. Кроме Британии и США, внимание участников круглого стола было сфокусировано на Турции и Польше. Общее мнение таково: в этих странах меняется палитра партийного пространства, мотивация поведения избирателей, структура электоральных групп, их восприимчивость к разным технологиям коммуникации с политиками. Соответственно, участников дискуссии интересовало то, как политики, партийные структуры, политтехнологи, политконсультанты, организаторы выборов вынуждены подстраиваться под изменившийся общественный и политический запрос, реагировать на эти изменения.Эксперты обратили внимание на интересный тренд в Польше, где третье место на президентских выборах - у антисистемного кандидата, который выходил на выборы вообще без программы, а лишь с требованием смены всех действующих политиков и партийных институтов. Как отмечает директор по исследованиям Фонда ИСЭПИ Александр Пожалов, новые вызовы все чаще встают перед традиционными политическими системами. Они постепенно устаревают и вынуждены адаптироваться к новым общественным запросам, к новым политическим реалиям, к новым технологиям, к появлению новых медиа, новых форм агитации. В каких-то странах адаптация происходит успешно, в каких-то менее успешно.По мнению Александра Пожалова, такой же процесс изменения и адаптации партийно-избирательной системы фиксируется и в России. Здесь с 2011 года серьезно изменилось партийное и избирательное законодательство. Возвращена смешанная модель выборов в Госдуму и одномандатные округа. Появилось большое число новых, в том числе малых партий, которые уже проявили себя на муниципальных, региональных выборах. Проведена муниципальная реформа, элемент голосования по партийным спискам вернулся на выборы в областные центры, что должно помочь развитию партийных структур на уровне городской политики. «Мы видим, что партийная политика в России перестала быть на текущем этапе идеологической, а, скорее, становится политикой конкретных дел и предметных требований, отвечая запросу населения на политиков реальных дел, а не популистов и трибунов», - уверен политолог.Участники круглого стола считают, что российской партийной и избирательной системе необходимо адаптироваться к новым запросам общества, чтобы им соответствовать. Интересный момент в том, что Россия отчасти опережает в развитии европейские электоральные системы, считает глава Международного Института Новейших Государств Алексей Мартынов. Несмотря на то, что российская избирательная система слишком молода (ей всего 20 с лишним лет), за эти годы Россия прошла путь, на который некоторые из так называемых «эталонных», - в смысле развития парламентаризма, - стран потратили век-другой. В том числе это касается избирательного законодательства, выборных технологий.Важно, по мнению политолога Александра Пожалова, понимать: когда правила игры и участники выборов всех уровней соответствуют актуальному общественному запросу, только в этом случае сами результаты выборов являются легитимными в общественном сознании. И представительные органы власти, сформированные по итогам выборов, тоже воспринимаются как легитимные. Политическая реформа, которая была проведена в России в 2011-2012 годах, как раз направлена на то, чтобы существенно повысить уровень легитимности избирательной системы и представительных органов власти.Для Александра Пожалова очевидно, что главная задача, которую на выборах 2016 года в Госдуму перед собой ставит российская власть - это обеспечение большей прозрачности, легитимности, открытости избирательного процесса. Поэтому изучение зарубежного опыта, мировых трендов и того, как участники выборов за рубежом на них реагируют, предоставляет богатую пищу для научного-практического поиска.Как считает Евгений Минченко, суть политических технологий везде примерно одна и та же: «Ты должен сначала разобраться, чего хотят люди, что у них в головах. Потом придумать для них специальный месседж и соответствующим образом его доставить. А потом, когда ты создал у людей мотивацию, твоя задача еще сделать так, чтобы они не просто тебя поддерживали, а еще и пошли, и проголосовали. А дальше уже все зависит от конкретного контекста, характеристики электората, элитного пространства, информационного пространства, каналов коммуникации и так далее».По его мнению, задача участников круглого стола – не просто некое абстрактное изучение для удовлетворения своего любопытства, а именно выработка более эффективных инструментов достижения политического результата. К примеру, на основе доклада по британским выборам можно сформировать набор совершенно конкретных практических рекомендаций, которые могли бы использовать, в том числе, и российские политические партии. При этом эксперт предостерегает от простого копирования: «если кто-то думает, что «мы сделаем как у Обамы» - это на самом деле чепуха, потому что стратегия кампании лепится под каждый конкретный случай. И просто взять и попробовать воспроизвести ровно то же самое, что было у Обамы - ничего хорошего из этого не получится».С этим утверждением согласен и политолог Дмитрий Дробницкий, представивший на круглом столе доклад об изучении американской выборной системы. Он подчеркнул, что изучать выборную систему в США полезно, однако она мало применима к российским реалиям. «Говоря о систематизации, необходимой для выработки стратегии, стоит отметить две стороны вопроса: один вопрос – что наши знания о выборах во Франции или в Америке могут дать нашей стране? Другой вопрос – вопрос прикладной: насколько, взяв ту технологию, ее можно приложить здесь? На первый вопрос я полностью могу ответить утвердительно – любое наше знание о том, что там происходит даже внутри страны, даже не по части международных вопросов, нам поможет, это очень важно, мы для этого и существуем – политологи, аналитики и так далее. Что касается технологической части, у меня меньше уверенности в том, что все можно перенести на нашу почву», - считает эксперт. По его мнению, какие-то решения можно переносить, разбирать, как они устроены, адаптировать их. Главное - соотносить все это с историей и культурой страны.Политолог Дмитрий Бадовский считает, что зарубежный опыт позволит подготовиться к грядущим выборам в Госдуму, которая впервые с 2003 года наполовину будет избираться по одномандатным округам. «Мы не то чтобы их давно не проводили, - говорит эксперт, - многие забыли, как это делается, какие там особенности. За эти годы мир и технологии ушли вперед. Здесь исследовательская и одновременно прикладная задача – понять, какие тренды во всем мире и на выборах вообще, как они проходят, в технологиях электоральных – какие из них эффективны, как работают, какова роль соцсетей. На выборах в 2003 году, которые проходили по округам, интернет находился в зачаточном состоянии. Сейчас он в ином состоянии, еженедельное проникновение уже под 70% населения. Это качественно другая ситуация, в ней нужно смотреть и анализировать - и как работают технологии, как проходят выборы в мире, пытаться преломить этот опыт к возможным трендам у нас». Председатель совета директоров ИСЭПИ уверен, что выборы – это наука побеждать. А для этого надо знать, понимать, моделировать, уметь прогнозировать. Короче говоря: «Знания – сила». Во имя эффективного пополнения копилки этих знаний и будет работать постоянная экспертная площадка Института социально-экономических и политических исследований.