1990-Е НЕЛЬЗЯ НАЗВАТЬ ИСТОРИЕЙ ЭКОНОМИЧЕСКОГО УСПЕХА РОССИИ

1990-Е НЕЛЬЗЯ НАЗВАТЬ ИСТОРИЕЙ ЭКОНОМИЧЕСКОГО УСПЕХА РОССИИ

11 июня 2015 г. 21:52

После распада СССР Россия ступила на путь преобразований. Не все удалось реализовать успешно. Ситуация с госуправлением до сих пор находится на стадии становления. Эти и другие выводы делает резидент Института национальной стратегии Михаил Ремизов специально для «Политаналитики»:— С самого начала, вопреки мнению большинства авторитетных ученых-экономистов, был сделан волюнтаристский выбор. Он был подкреплен политической диктатурой в начале 1990-х годов и состоял в одномоментном переходе к дерегуляции внешней торговли и приватизации крупных активов. Это привело к тому, что класс, который в каком-то виде стал формироваться, стал ориентирован на передел имеющихся активов, имеющегося богатства, а не на создание нового. Потому что передел давал гораздо больше прибыли, чем работа на создание нового богатства. Таким образом, реформаторы на долгие годы вперед заложили правила игры, в соответствии с которыми рейдерство, передел активов в разных формах, преимущественно через доступ к административным ресурсам, стали главным видом крупного национального бизнеса. В сравнении с ним все остальные виды имеют более низкую норму прибыли. В этом смысле шансы на развитие более созидательного капитализма были подорваны всей историей. Кроме того, эти реформы проходили на фоне резкого ослабления государственных институтов, институтов правового порядка. Решающую роль в экономическом успехе играл даже не темп преобразования, быстрый или плавный, хотя это тоже имело значение, а то, сохранялись в ходе реформ пропорциональные к ВВП расходы на содержание полноценных государственных институтов. Те государства, где они были сохранены, продемонстрировали гораздо лучшую экономическую динамику, чем те государства, где качество государственного управления и государственных институтов резко обвалилось. А критерии здесь – доля госрасходов в ВВП. Россия оказалась отнесена к числу тех государств, которые потеряли часть государственных институтов в начале 1990-х годов. Доля госрасходов предопределила неуспешную экономическую историю нашей страны. В конце 90-х и начале 2000-х – начался восстановительный рост. Ситуация с государственным управлением нормализовалась постепенно, и полностью до сих пор не выровнялась. Чуть позже начался рост цен на сырье, благоприятная конъюнктура. Есть целый ряд плюсов некой бюджетной консолидации, налоговая консолидация, которая была необходима (стали платить налоги, а без этого было невозможно поддержание качества государственных институтов, которое в свою очередь является платформой для развития экономики). Из упущенных возможностей в 2000-ом году я отношу в частности, возможность импортозамещения. «Мантру» о необходимости импортозамещения, которую мы сейчас повторяем, не удалось превратить в абсолютный императив экономического развития в начале нулевых годов, когда для этого были все предпосылки. Незагруженные мощности, ценовая конкурентоспособность отечественной промышленности после девальвации, вместо этого экономически рост уровня доходов работал на экспорт, мы отдали свой внутренний рынок по целому ряду позиций иностранным производителям. В этом была ошибка экономической модели, выбранной нашим либерально-экономическим блоком, основанным на интеграции в глобальное разделение труда. Россия будет специализироваться на поставке сырья и за счет этого покупать относительно дешевые импортные товары. Текущий период показал несостоятельность этой модели, но новой модели экономического роста создано не было. Можно говорить об отдельных примерах успехов модернизации – угольный комплекс, металлургической комплекс были модернизированы достаточно успешно, но можно говорить о неуспешных реформах в отдельных отраслях – электроэнергетика, реформа РАО «ЕЭС».