В Турции очевиден рост курдских «левых» настроений

В Турции очевиден рост курдских «левых» настроений

8 июня 2015 г. 19:29

В воскресенье в Турции прошли парламентские выборы. Официальные результаты будут опубликованы через несколько дней. Но, согласно предварительному подсчету бюллетеней, правящая на протяжении последних 12 лет Партия справедливости и развития (ПСР) действующего президента Реджепа Эрдогана впервые за все это время не получила большинства в парламенте. Избиратели отдали ей всего 40,8 процентов голосов. Результаты свидетельствуют о возросшей поддержке населением оппозиционных сил и об их несогласии с планами турецкого лидера превратить страну в президентскую республику.Теперь для формирования правительства ПСР должна создать коалицию с одной из оппозиционных партий. По мнению Директора Центра востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии, преподавателя Дипломатической академии МИД РФ Владимира Аваткова, при любом раскладе союз не будет стабильным:— Эти выборы играют огромную роль в жизни Турции. Они демонстрируют, что старое разделение по линиям "исламисты — не исламисты", а также "светские — не светские" не совсем работает. Кроме того, можно констатировать, что парламент теперь намного более представителен с точки зрения турецкого общества, чем был до этого. Однако, правящая Партия справедливости и развития более не сможет в одиночку сформировать правительство, а не то что продвинуть свой проект Конституции, который так хотел, например, (Реджеп Тайип) Эрдоган (президент страны, возглавляющий партию — прим. ред.). В первую очередь, я связываю подобные итоги выборов с вопросами внутренней политики. Когда во время кампании партии публиковали свои программы, по ним было очевидно, что население больше волнует внутренняя ситуация, нежели внешняя политика. Она во всех программах стояла на десятом месте. И вот в вопросах внутренней политики как раз в наибольшей степени ПСР и подкачала. Стало очевидно, что далеко не все выступают за усиление президентской власти в рамках парламентской республики, что борьба, которая развернулась между Эрдоганом и живущим в США турком Фетхуллахом Гюленом, отобрала часть избирателей у партии (Гюлен — религиозный ученый, с 1999 года живущий в добровольном изгнании в Штатах. На расстоянии он управляет одним из самых влиятельных лобби в сегодняшней Турции, известным как движение "Хизмет". Между ним и Эрдоганом развивается многолетний конфликт — прим. ред.). Очевидно и то, что не все удовлетворены усиливающимися авторитарными тенденциями в Турции. Кроме того, очевиден рост про-курдских и левых настроений, ведь Эрдоган достаточно четко дал понять, что федерализации страны не будет - это оттолкнуло часть курдских избирателей, они примкнули к стану Демократической партии народов. Я бы еще упомянул ряд вопросов, связанных с Западом, которые повлияли на потерю правящей партией голосов избирателей. Там усиливается впечатление, что Турция становится все более авторитарной, отходит от принципов НАТО, не вводит санкции в отношении России... В самой Турции многие выражают недовольство воссоединением Крыма с Россией, что приводит к росту влияния националистов.Однако, вместе с тем, Партия справедливости и развития набрала гораздо больше, чем все остальные. И очевидно, что правительство сформировано без нее не будет. Проблема в другом, оно может быть крайне нестабильно. Коалиция должна быть сформирована из партий, имеющих абсолютно разные взгляды. Представить объединение националистов с народно-республиканской партией сложно, как и объединение народно-республиканской партии с Партией справедливости и развития. В любом случае, коалиция, какая бы она ни образовалась, не будет стабильной.Конечно же, в соответствии с правилами, существует возможность проведения повторных выборов, если в течение 45 дней не будет сформирована коалиция. Такая вероятность есть, но, боюсь, результаты повторных выборов будут те же. В этом плане Турция находится в тупике. Она добилась увеличения представителей разных политических сил в парламенте, чтобы все интересы общества так или иначе были в нем представлены. Однако вместе с этим страна добилась снижения стабильности. Так что, вероятно, партиям придется формировать коалицию и учиться договориться, хотя это и достаточно сложно.С точки зрения России наиболее оптимальным выглядел бы тандем ПСР с про-курдской партией. Однако у них есть принципиальное расхождение в вопросах, связанных с конституцией, федерализацией общества. Поэтому уже заявлено было Демократической партией народов, что коалиция с правящей партией маловероятна. Коалиция с позиции российских интересов будет очень позитивной, но нам нужно будет учиться работать с ней в том виде, в каком она все-таки сложится.Если говорить о большом успехе Демократической партии народов на выборах, то его можно объяснить двумя факторами ( партия впервые участвовала в парламентских выборах, и получение 78 мест в законодательном органе было воспринято ее сторонниками как ошеломительная победа — прим. ред.). Первый я уже упомянул, он связан с тем, что Партия справедливости и развития четко дала понять, что не будет проводить федерализацию страны, тем самым оттолкнув от себя курдов. Они надеялись, что вместе с изменениями в Конституции, с переходом к президентской республике, произойдет переход от унитарного устройства к федеративному. С другой стороны, можно говорить об успехе в связи с очень сильным молодым лидером этой партии, (Селяхаттином) Демирташем, который действительно очень харизматичен. Кроме того, партия объединила голоса не только курдов, но и многих левых, тех или иных меньшинств... эта совокупность факторов и позволила партии попасть в парламент.