На основе фонда ИСЭПИ будет создан международный исследовательский центр «Rethinking Russia»

На основе фонда ИСЭПИ будет создан международный исследовательский центр «Rethinking Russia»

3 июня 2015 г. 20:14

Международная группа экспертов подготовила доклад "Демократии ХХ1 века: смена парадигмы", который был представлен 3 июня в Москве. Фонд ИСЭПИ, который инициировал это исследование, предложил заново оценить роль современных демократий как устоявшейся формы государственного устройства. Уже в процессе работы родилась идея не бросать ее, а сделать, по сути, постоянно действующей площадку для диалога, для лучшего осмысления того, как работает сегодня российская демократия, поскольку к этому существует интерес во всем мире, который, постоянно усиливается. Об этом, представляя проект заявил глава фонда Дмитрий Бадовский. Он также рассказал, как возникла идея создания доклада:— Сорок лет назад, когда в 1975 году прозвучал знаменитый доклад трехсторонней комиссии, доклад Самюэля Хантингтона, Мишеля Коазье и Дзедзи Ватануки о кризисе демократии, по сути, и было положено начало современным дискуссиям на эту тему — о проблемах демократии, путях ее дальнейшего развития, о том, с какими трудностями и неудовлетворенностями граждан сталкивается эта великая политическая идея.Однако спустя 15 лет после доклада трехсторонней комиссии все эти дискуссии чуть не оказались сорванными, поскольку иллюзия конца истории после распада СССР, иллюзия окончательного безоговорочного торжества так называемой либеральной демократической модели, столь талантливо и мощно сотворенной в свое время Фрэнсисом Фукуямой — это иллюзия, которая на какой-то период времени овладела если не миром, то многими политиками этого мира. Однако сегодня уже очевидно всем, и очевидно достаточно давно, что история возобновилась, и история демократии, или точнее, как мы сегодня и говорим, история демократий возобновилась тоже. На наш взгляд, принципиальная смена парадигмы как раз и состоит в анализе демократий, состоит в том, что сегодня более невозможно и непродуктивно говорить о демократии в единственном числе, о том, что есть демократии правильные и неправильные, развитые и неразвитые, и пытаться соответственно вкладывать все дискуссии о демократии в это прокрустово ложе зияющих высот каких-то либеральных стандартов и одновременно в этой логике говорить постоянно о кризисе демократии. Потому что если эти стандарты не достигаются, если эти высоты остаются зияющими и недостижимыми, то естественным образом постоянно разговор скатывается к понятию кризиса именно той самой пресловутой либеральной модели демократии. Тогда как мы за последнее десятилетие наблюдаем во всем мире то, как различные национальные модели демократии, как и различные демократические треки, когда на смену приоритетам электоральной демократии во многих странах все больше приходят технологии и принципы совещательной, прямой или сетевой демократии — и все это многообразие не укладывается и, на наш взгляд, не должно укладываться, в простую констатацию иерархии демократических моделей и, соответственно, кризиса демократии в современном мире. Тем более важно, что сегодня дискуссии о демократии все больше приобретают часто и политизированный, идеологический характер, когда мы говорим о вопросах соотношения электоральной и прямой демократии, представительной и совещательной демократии, когда мы говорим даже о соотношении тенденций к олигархии или, напротив, меритократии в демократических системах, мы все равно остаемся в пространстве, по сути, экспертной, научной дискуссии. К сожалению, наряду с этим мы в последнее время видим, что дискуссии о демократии все больше приобретают политизированный и даже пропагандистский характер, а это происходит тогда, когда концепции демократии начинают трактоваться именно в таком политизированном ключе, когда все чаще начинают обсуждаться идеи о том, как в демократиях являются или не являются интересы большинства интересами подавляющего, волеподавляющего большинства, или, с другой стороны, когда во многих случаях оппоненты этой точки зрения про подавляющее большинство и вообще про диктат большинства в демократии справедливо замечают, что как раз наоборот — демократия в современном мире часто имеет тенденцию быть диктатурой меньшинств, коалиции меньшинств, а не отражать волю большинства. И это уже принципиально иные, политизированные дискуссии о демократии, которые лишний раз показывают, что демократия сегодня находится перед лицом иных вызовов и угроз. И это тем более важно, учитывая, что на сегодняшний день мэйнстрим той самой либеральной модели демократии, которая долгое время была, условно говоря, приоритетным стандартом для этой политической идеи. Мэйнстрим либеральной демократии сегодня все больше сдвигается в сторону леволиберального постхристианского морального и ценностного релятивизма «обамовского» образца, и это не всегда встречает понимание у большинства обществ, граждан, включая и страны Запада. Тем более учитывая, что демократии на сегодняшний день находятся перед лицом очень серьезных вызовов тотальности и радикальности на той же религиозной основе. Это очень наглядно демонстрирует проект ИГИЛ Исламского государства. В этой атмосфере мы и работали над этим докладом.В процессе исследовательской работы родилась идея ее не бросать, а сделать постоянно действующей площадку для диалога, для лучшего осмысления того, как работает сегодня российская демократия. Поскольку, по его словам, к этому существует интерес во всем мире, который постоянно усиливается. Руководитель ИСЭПИ анонсировал создание в рамках фонда создание международного исследовательского центра «Rethinking Russia» с офисами в Москве в Брюсселе. По его словам, эта структура будет инициировать в европейских элитах дискуссии о демократических ценностях и современных государственных системах, в том числе российской. Помимо того, что мы сегодня исходим из того, что действительно нужно обсуждать демократии во множественном числе — и национальные, и темпоральные модели демократии, различные демократические треки и аспекты — ровно потому, что эта история про многообразие, нюансы и различные аспекты, а не про кризис какой-то одной демократической модели, ровно поэтому такой доклад не может быть принципиально завершен. Он должен оставаться открытым, постоянно развивающимся и действующим, должен быть докладом с многоточием в конце, с открытым финалом, который будет постоянно дополняться новыми идеями, аспектами. В частности, мы считаем, что одной из первоочередных задач сегодня, возможно, интересной исследовательской задачей и для российских, и для иностранных экспертов станет подготовка условно нового раздела этого доклада, который мог бы всецело быть посвящен как раз российской демократии. Как работает российская демократия сегодня, как она может быть описана, интерпретирована, в том числе в сравнительной международной перспективой — крайне интересный вопрос.За последние годы в России произошли важнейшие изменения институциональные, политической системы, на сегодняшний день они, в основном, завершены. С другой стороны, Россия вступает в большой федеральный электоральный цикл 2016-2018 годов, и, конечно, это будет, чем дальше, тем больше, и это будет совершенно справедливо и оправданно провоцировать интерес к тому, как работает сегодня, и как будет работать завтра российская демократия. Я думаю, задача по подготовке такого нового раздела доклада будет интересна для всех. И ровно в том числе потому, что в процессе работы над этим докладом, в процессе обсуждения многих вопросов с коллегами возникло понимание, что сегодня действительно существует, на наш взгляд, большой запрос не только, кстати говоря, в мире, за рубежом, но, как ни странно, большой запрос и у нас на серьезный, системный разговор о том, как с политической точки зрения развивается Россия, как можно объяснить те или иные процессы, события, политические тренды в нашей стране.