ПАТРИОТИЧЕСКИЙ АКТ РАСКАЛЫВАЕТ АМЕРИКАНСКОЕ ОБЩЕСТВО

ПАТРИОТИЧЕСКИЙ АКТ РАСКАЛЫВАЕТ АМЕРИКАНСКОЕ ОБЩЕСТВО

2 июня 2015 г. 14:29

Сенат США не смог прийти к согласию относительно пролонгации нескольких ключевых положений «Патриотического акта». Администрация Обамы настаивает на продолжении дискуссии, а законодатели кивают на общественное мнение, расколотое по этому вопросу. Отношение американцев к положениям «Патриотического акта», позволяющим шпионить за гражданами, остается негативным. И никакие «патриотические» доводы не убеждают их в обратном. «Патриотическим актом» принято называть антитеррористический закон США, формально именующийся длинно и сложно: «Акт 2001 года, сплачивающий и укрепляющий Америку обеспечением надлежащими орудиями, требуемыми для пресечения терроризма и воспрепятствования ему». Он был принят шесть недель спустя после террористических атак на Нью-Йорке и Вашингтон 11 сентября. Новый закон скорректировал определения терроризма, расширил понятие «федеральное преступление, связанное с терроризмом», включив в эту категорию ряд тяжких насильственных преступлений, ранее к ней не относившихся, дополнил законодательство ранее не существовавшим понятием «внутренний терроризм». Кроме того, все акты терроризма были включены в круг уголовно наказуемых деяний, преследуемых также и по закону об организованной преступности. Это автоматически резко усилило наказание террористов и пополнило арсенал карательных возможностей федерального правительства. Общественность и специалисты из огромного массива нормативного содержания «Патриотического акта» сразу же выделили те нововведения, которые отнесли к разряду ужесточающих существующие нормы. Правозащитники заговорили о подрыве фундаментальных основ американского общества, поскольку возможности спецслужб были расширены за счет прав граждан, закрепленных в первых десяти поправках к Конституции США (так называемый Билль о правах). Представители правоохранительных органов предупреждают, что если действие закона не будет продлено, то фактически в области безопасности для граждан США начнется игра в «русскую рулетку» с малопредсказуемым финалом. По сути, речь идет о сборе метаданных – это номер исходящих и входящих абонентов, время, место и продолжительность звонков, но не содержание разговора. С помощью этой методики власти пытаются бороться с так называемыми «волками-одиночками», т.е. с отдельными террористами, которые действуют по собственной инициативе и чьи намерения не могут быть раскрыты заранее. В качестве примера можно привести братьев Царнаевых, организовавших взрыв во время марафона в Бостоне в 2013 году. Кстати говоря, многие критики упоминают этот трагический инцидент, как пример неэффективности тотальной слежки. О целесообразности такого рода программ спорили и на недавнем внеочередном заседании Сената, посвященном пролонгации документа. Участники дискуссии так и не смогли прийти к единому мнению. Голосование по Акту о свободе США, призванному далее регламентировать работу спецслужб, было отложено. До этого, 13 мая, палата представителей одобрила Акт о свободе. За законопроект проголосовали 338 конгрессменов, против — 38. Согласно документу, информацию о телекоммуникационной активности гражданина можно будет получать только в том случае, если суд сочтет, что в отношении объекта расследования существует обоснованное подозрение о его связях с терроризмом. Президент США Барак Обама активно выступает за принятие этого закона. Против неожиданно выступили некоторые республиканцы. Один из них, кандидат в президенты сенатор Рэнд Пол патетически воскликнул: «Так шаг за шагом мы позволили отнять у нас наши свободы». Директор Института международных отношений и управления МГИМО(У), политолог-международник Ян Ваславский в комментарии для сайта «Политаналитика.ру» выразил мнение, что инициатива сенатора лишь отсрочит принятие Акта о свободе. По его словам, Рэнд Пол в данном случае руководствуется собственными интересами — выстраивает себе платформу для президентской кампании. «Это его конек, — считает Ян Ваславский. — Радикально он, конечно, вряд ли сможет вмешаться в расклад сил во время президентской гонки, но побороться явно хочет. Пол выступает против того, чтобы в принципе давать спецслужбам права на сбор данных об американцах без их личного согласия. Акт даже в новой редакции не совсем его устраивает. Этот законопроект, хотя и усложняет для спецслужб сбор данных о гражданах, все равно оставляет возможность доступа к базам провайдеров телефонной связи. Политика интересуют определенные аспекты, связанные с неясностью получения спецслужбами разрешения на сбор данных. Он постоянно подчеркивает, что лучше проводить работу по разъяснению гражданам страны, зачем вообще АНБ нужно отслеживать их телефонные разговоры, особенно в свете того, что представители американского правительства так и не смогли хотя бы однажды доказать в суде, что собранные данные о телефонных разговорах помогли предотвратить или раскрыть террористический акт. Рэнд Пол признает необходимость борьбы с терроризмом, но говорит, что у страны уже есть другие достаточные рычаги для осуществления этой борьбы, а предлагаемый акт подрывает гражданские права и свободы — то, чем Америка так гордится с момента своего основания. И, кроме того, он призывает яснее сформулировать те части законопроекта, которые связаны с решением суда».Кстати говоря, Ян Ваславский объясняет и падение поддержки «Патриотического акта» среди простых американцев. В США давно не происходило серьезных терактов. Настроения широкой общественности поменялись. Страх, смятение и шок 11 сентября забылись, ушли в прошлое. Сейчас американцы больше думают не о своей безопасности, а об экономике, правах и свободах, задают больше таких вопросов, как «зачем моему правительству знать, с кем я говорю и сколько говорю». Во-вторых, говорит Ян Ваславский, накопилась определенная усталость от Барака Обамы, который поддерживает Акт о свободе. Нынешний президент, будучи «хромой уткой» (это выражение используется по отношению к тем президентам США, которые завершают свой срок и больше не имеют возможности баллотироваться), предпринимает определенные действия, которые весьма закономерны в его ситуации. «Он пытается забрать на себя весь негатив и расчистить дорогу для своей последовательницы Хиллари Клинтон, чтобы максимально смягчить для нее предстоящую борьбу за кресло президента. Республиканцы во время кампании будут активно критиковать демократов именно по политике Обамы, и его миссия, как уходящего президента, — принять на себя все, что может навредить Клинтон, в то же время максимально дистанцироваться от нее, позволив Хиллари продвинуть новую повестку», -- подчеркивает Ян Ваславский. Напомним, что само положение о возможности получения доступа к телефонным звонкам было секретным. Однако о нем стало известно после разоблачительных выступлений бывшего сотрудника Агентства национальной безопасности Эдварда Сноудена. Одна из первых неприятных новостей беглого агента касалась криптозащиты. В рамках секретного проекта АНБ под названием Bullrun удалось обойти многие системы шифрования. Но не за счет взлома, а благодаря закладкам, специально оставленным производителями по требованию АНБ. В некоторых случаях вендоров обязали сдавать агентству шифровальные ключи. Таким образом, были дискредитированы многие стандарты безопасности, считавшиеся надежными и применявшиеся в крупном бизнесе и государственных организациях.В документах Сноудена нашлось описание шпионского каталога АНБ — проекта Ant, в котором есть решения для манипуляции мобильными сетями на все случаи жизни. Необязательно перехватывать информацию через уязвимое программное обеспечение — можно установить закладки на стадии изготовления устройств связи. Другой вариант — поддельные базовые станции, перехватывающие трафик абонента и манипулирующие данными на его телефоне.Еще один вектор атак АНБ — мобильные операционные системы и приложения. Как выяснилось, спецслужба имеет доступ к множеству данных на смартфонах: спискам контактов и звонков абонентов, а также их sms-сообщениям и GPS-данным. Для этого в АНБ сформировали команды хакеров, каждая из которых занималась взломом одной из популярных ОС. В немецком журнале Spiegel подчеркивается, что одной из первых была взломана операционная система Blackberry, традиционно считавшаяся более защищенной, чем платформы iOS и Android.Известно, что Агентство национальной безопасности США использовало технические возможности Федеральной разведывательной службы Германии для слежки за политиками из Франции и Австрии, а также за крупными европейскими корпорациями. Социал-демократическая партия Германии потребовала от канцлера Ангелы Меркель до 8 июня представить полный список объектов слежки, поданный американцами. Речь идёт о почти 400 тысячах номеров, в том числе принадлежащих европейским фирмам, государственным учреждениям министерствам и политикам. Вместе с тем, по всей видимости, одной Германией американские силовики не ограничивались. Наверняка, паутина слежки покрывала весь мир. Экспертное сообщество согласно, что в условиях нынешнего всплеска терроризма власти вынуждены пойти на некоторое ужесточение правовых норм. Следствием этого становится фактическое размывание ценностных ориентиров Запада. С другой стороны, ограничение свобод представляет собой в некотором смысле ту цену, которую приходится платить за сохранение прав. Любой среднестатистический гражданин, так или иначе, об этом догадывается. Проблема заключается в том, чтобы государство и общество создали должный противовес полномочиям спецслужб. Когда система прозрачна, возможности силовиков не усиливаются до такой степени, чтобы свести на нет права человека. Конечно, было бы хорошо, если бы государство нашло способ превентивной борьбы с терроризмом без вторжения в личную жизнь законопослушных граждан. Но такого способа пока не придумано. Поэтому здесь на первый план выступает доверие граждан к властям, их уверенность в том, что спецслужбы действуют во благо общества. Граждане США, как мы видим на примере истории с «Патриотическим актом», это доверие и эту уверенность постепенно теряют. Возможно, это один из первых признаков грядущего политического кризиса американского государства.