Национализм как следствие европейской толерантности

Национализм как следствие европейской толерантности

5 мая 2015 г. 16:13

Россия видит угрозу в росте неонацистских настроений в некоторых странах Европы, при этом ряд государств использует события Второй мировой войны в целях пропаганды, сообщил в интервью телеканалу RT руководитель администрации президента РФ Сергей Иванов. Он отметил, что в странах Балтии, на Украине нацисты проводят марши в открытую: с факелами и фашистской символикой. И в России очень обеспокоены бездействием местных властей, которые даже не пытаются положить этому конец.Политолог, генеральный директор "Центра политической информации" Алексей Мухин считает, что безусловно, в значительной степени распространенность в Европе нацистских идей и перевод их в политическую плоскость – это результат политики мультикультурализма и гипертолерантности, которую вели в свое время европейские правительства, особенно в Германии и Скандинавии:- Понятно, что наплыв мигрантов в результате серьезных изменений в Ливии, Сирии и в Ираке, перемещение мусульман из Северной Африки в Европу привели к тому, что испуганное местное белое население стало обращать внимание на те радикальные движения, которые брали на себя нелегкую функцию псевдозащиты традиционного европейского общества от пришлых, настроенных к европейцам не то, что настороженно, даже враждебно. К сожалению, слабость государственных институтов, несмотря на хваленую европейскую демократию, привела к тому, что население перестало доверять своим правительствам, и в результате тот кредит доверия, который обычно делегировался им, стал выделяться радикальным группировкам. Первые признаки приближающейся этой хронической болезни, которой страдает Европа, я имею в виду нацизм, проявились уже в ходе последних избирательных компаний, в том числе в Европарламент, который очень сильно «поправел». При этом, попытки перевести интерес электорально активных социальных групп в левую плоскость, то есть, привлечь внимание к левым движениям, не увенчались успехом. Еще более серьезным сигналом для того, чтобы принимать меры, безусловно, были инциденты, наиболее известным из которых стал инцидент с Брейвиком. Конечно, европейские страны, довольно сильно озабоченные засильем неонацистских идей, стали предпринимать некоторые меры. Ангела Меркель заговорила о том, что политика мультикультурализма потерпела крах, необходимо возвращаться к более традиционным формам и векторам политического развития, но, боюсь, что в данном случае от попытки лечить гомеопатическими средствами сильно проявленную болезнь уже сложно. Тем более, что те институты, которые ослабляли сопротивляемость вирусу нацизма, перестали работать в Европе. Показательной стала ситуация на Украине и в Прибалтике, когда неприкрытый нацизм, по сути, стал формой политического воздействия на общество. При этом, европейские политики оказались на стороне тех, кто вынужден поддерживать данные политические течения. Боюсь, такие игры, в которые играют европейские и американские политики, которые взрастили вирус нацизма и дали ему развиться, поощряя переоценку исторических ценностей, приведут европейцев к распаду нынешних интеграционных проектов при попытке стран защищаться в одиночку. Что, к сожалению, учитывая предшествующий опыт Второй мировой войны, оказывается весьма неуспешным.Напомню, что именно США подтолкнули и благословили «Правый сектор» к тому, чтобы они стали политической партией и приняли участие в выборах в Верховную Раду. Украина сейчас, подписав соглашение об ассоциации с Европой, стремится туда и, по сути, уже считает себя Европой. А Европа, подписав данное соглашение, взяла на себя ответственность за политические и социальные процессы, которые идут на Украине. Говоря о финансировании радикалов, надо заметить, что европейские институты не могут делать это открыто, но нацизму это и не нужно, нацистским группировкам и политикам достаточно того, что их не запрещают и не трогают. А «добрые люди» в частном порядке поддерживают это, хотя кто может поручиться, что через них не идет госфинансирование?Радикальный элемент это, конечно, всегда очень удобный механизм для быстрого решения текущих проблем, однако, самих проблем это не отменяет, это чисто временный эффект. То есть, радикальная партия, принимающая участие в выборах, не обязательно выйдет победителем, но она поможет, к примеру, избрать или популяризовать идеи той партии, за или против которой она выступает. Радикальный элемент часто используют в качестве политического катализатора. Такое происходило в 20-30-х годах в Германии: сначала нацистскую партию использовали как катализатор, а потом она стала химическим элементом, который определил в будущем всю политику Германии. Такие игры чреваты повторением негативного исторического опыта Европы. Ангела Меркель и Франсуа Олланд, инициировав заключение Минских соглашений-2, по сути, демонстрируют попытку откатить назад эту ситуацию, которая зашла уже довольно далеко. Кстати, и итальянцы, отказывая в официальной помощи Киеву, тоже стоят на этом пути.