Просвещенный консерватизм как будущее европейской цивилизации

Просвещенный консерватизм как будущее европейской цивилизации

21 апреля 2015 г. 14:36

«Если народы Запада принуждены будут, наконец, увидеть единственный лик России и признать ее призвание, то остается все еще неясным, сознаем ли мы сами, что есть Россия и к чему она призвана?» Николай БердяевЭтот вопрос всегда оставался в фокусе острой полемики о тайне России, ее загадочном менталитете, гармония которого не поверяема, как утверждает классик, алгеброй. Сегодня многие здесь убеждены, что призвание великой страны – хранить то ценное, что теряет евро-атлантическая цивилизация в мучительных попытках оторваться от собственных корней во имя торжества лживых доктрин и деструктивных компромиссов. Иными словами, Россия – чуть ли не последний оплот консерватизма, соединяющего, по мысли русского религиозного и политического философа Николая Бердяева, будущее с прошлым, препятствующего «движению назад и вниз, к хаотической тьме, возврату к первобытному состоянию».Николай БердяевБогатое интеллектуальное наследие, оставленное Бердяевым, глубоко и всесторонне разработанная им теория просвещенного консерватизма делает имя философа символом здорового начала в современном пост-постмодернистском мире культурного упадка и морально-этической дезориентации. Возможно, именно поэтому ежегодные встречи ученых, представителей философской и общественно-политической мысли, политологов, проводимые под эгидой Фонда ИСЭПИ, носят название «Бердяевские чтения».Как считает председатель совета директоров Фонда ИСЭПИ Дмитрий Бадовский, консервативная повестка сегодня актуальна во всем мире. «Она — естественная реакция на агрессивную леволиберальную повестку, задаваемую администрацией США и правительствами ряда других стран. Экспансионистское продвижение демократии в вариации Вашингтона - навязывание миру диктатуры меньшинств. Такая диктатура является уже даже не постхристианской системой ценностей, а постценностной. Когда такая постценностная повестка навязывается миру как новый стандарт, то отпор со стороны консервативной, ценностной повестки вполне закономерен». Дмитрий Бадовский подчеркнул, что консервативная повестка важна и для собственного развития России. «Что такое консерватизм? Спокойствие, поступательность, тщательное взвешивание шагов и последствий, их цены. Ценностный подход развития общества – рассмотрение общества не только через призму справедливости, но и различения добра и зла». «В России, в душе народной есть какое-то бесконечное искание, искание невидимого града Китежа, незримого дома. Перед русской душой открываются дали, и нет очерченного горизонта перед духовными ее очами. Русская душа сгорает в пламенном искании правды, абсолютной, божественной правды и спасения для всего мира и всеобщего воскресения к новой жизни. Она вечно печалуется о горе и страдании народа и всего мира, и мука ее не знает утоления. Душа эта поглощена решением конечных, проклятых вопросов о смысле жизни». Николай БердяевТретьи «Бердяевские чтения», прошедшие в этом апреле на площадке Балтийского федерального Университета имени Иммануила Канта, были посвящены анализу российского консерватизма как культурного барьера, противостоящего разрушению базового ценностного каркаса европейской цивилизации. Готовность России предложить внятный ответ политике сознательной ломки традиционных, проверенных тысячелетиями ценностей наконец-то заметили интеллектуалы, лоб в лоб столкнувшиеся с опасностью духовного «самоубийства» Европы. Возможно, что одной из причин этого стали стремительные геополитические перемены, которые уже невозможно игнорировать.Завкафедрой общей политологии Высшей школы экономики Леонид Поляков© Ольга Манолова/Ridus.ruМесто проведения форума в этом смысле особенно символично. Леонид Поляков, профессор, заведующий кафедрой общей политологии НИУ ВШЭ, выступивший на «Бердяевских чтениях» модератором историко–ретроспективной секции, подчеркнул, что Калининград – это «своеобразный форпост России, точка пересечения европейского и российского. Сам факт того, что мы проводим форум именно здесь, говорит о том, что идея, которая господствует в некоторых западных умах – изолировать Россию, каким-то образом подвергнуть ее остракизму, отсечь от Европы, абсолютно провальная». По его мнению, «Россия и Европа – неразрывное целое, современные политические конфликты могут нас отодвигать немного друг от друга, но на самом деле барьеров между нами нет».По мнению профессора Полякова, на форуме состоялся продуктивный разговор о самопознании наций друг другом, «тех наций, которые в своей исторической судьбе очень тесно переплетены и очень часто сталкивались в крайних формах войны». Леонид Поляков полагает, что «взгляд со стороны России на Европу и Запад в целом, а, с другой стороны, взгляд западных коллег на Россию, попытка совместного конструирования взаимоприемлемых образов наших цивилизаций, наших народов, это то направление, которое сегодня очень актуально». Этот диалог особенно важен на фоне горячего желания Вашингтона отодвинуть Москву от принятия решений по всем ключевым глобальным вопросам, уверен профессор.«В русском народе поистине есть свобода духа, которая дается лишь тому, кто не слишком поглощен жаждой земной прибыли и земного благоустройства. Россия — страна бытовой свободы, неведомой передовым народам Запада, закрепощенным мещанскими нормами». Николай БердяевБезусловно, определенные круги усиленно формируют в западном общественном мнении образ России как врага всего прогрессивного, свободного и современного. Между тем, русский консерватизм неразрывно связан с понятием свободы как таковой. Бердяев вообще придавал свободе онтологический статус, признавал ее первичность в отношении природного и человеческого бытия, независимость от бытия божественного. Несомненно, для него человеческая свобода имела абсолютное значение.Идее бердяевского либерально-консервативного синтеза было посвящено выступление участника форума, американского эссеиста Пола Гринье. В интервью «Политаналитике» он признался, что с опаской принял приглашение на «Бердяевские чтения», но уже по ходу мероприятия понял, что богатство оттенков российской политической мысли позволит установить успешный диалог между мыслителями России и США. Гринье констатировал, что обсуждаемые на «Бердяевских чтениях» темы являются актуальными и для американских консерваторов. «Тут все-таки чувствуется живая интеллектуальная жизнь: все обмениваются мнениями, и одни настроены явно либерально, другие — консервативно. С такими людьми можно разговаривать», — подчеркнул Пол Гринье.По мнению участника «Бердяевских чтений», профессора Национального института восточных языков и цивилизаций Андрея Рачинского (Париж), славяне составляют абсолютное большинство европейского населения, если брать всех славян: чехов, поляков, русских и так далее. «И вот эта Славянская Европа не учитывается, — считает профессор Рачинский, — Это не вопрос славянофильства и у нас нет большой любви с поляками. Но поляки себя сейчас начинают впервые за последние 200 лет ощущать, как славяне — они впервые заговорили о том, что они славяне. Венгры сейчас впервые за последние два года заговорили о том, что они азиатского происхождения народ. Это не русское влияние, это отторжение от западного мира. Они сейчас наелись большими ложками этого западного мира и ищут другие парадигмы».Андрей Рачинский считает, что для формирования нового дискурса консервативной мысли «Бердяевским чтениям» необходимо расширить географию участия, затронув тему «Русского мира» на всей постсоветской территории, а также восточноевропейских странах, люди в которых все чаще начали проявлять интерес к корням своего народа.Экс-советник Марин Ле Пен по России, политолог Эммануэль Леруа © Ольга Манолова/Ridus.ru «Правда консерватизма есть правда историзма, правда чувства исторической реальности, которое совершенно атрофировано в революционизме и радикализме. Отрицание исторической преемственности есть отрицание и разрушение исторической реальности, нежелание знать живой исторический организм. Отрицание и разрушение исторической преемственности есть такое же посягательство на реальное бытие, как и отрицание и разрушение преемственности личности, индивидуального человеческого я. Историческая реальность есть индивидуум особого рода. В жизни этой реальности есть органическая длительность. В исторической действительности есть иерархические ступени. И разрушение иерархического строения исторического космоса есть разрушение, а не свершение истории». Николай БердяевУчаствовавший в «Бердяевских чтениях» экс-советник Марин Ле Пен по России Эммануил Леруа обращает внимание на то, что в нынешней России стали задавать фундаментальные вопросы, которые не задавали прежде. Десять лет назад Владимир Путин демонстративно отказывался от любой идеологии, отдавая приоритет прагматизму. Но одного этого недостаточно, уверен Леруа. «Как раз Бердяев ставил вопросы, что такое русский народ и какова миссия русского народа, и пытался ответить на эти вопросы. Поэтому сейчас очень актуальны все эти идеи Бердяева, чтобы понять, в какую сторону нужно двигаться народу», — говорит француз.По его мнению, есть две идеи, которые нужны для самозащиты — это патриотизм и консерватизм. «Сейчас единственный способ жизни предлагается людям – это англо-саксонский тип восприятия действительности», считает Леруа и делает вывод: «Нужно придумать какой-то новый концепт, который базировался бы на правильных понятиях, не на замаксированных улыбкой идеалов так называемой демократии или свободы слова или других псевдо-ценностей, а настоящее, которое имело бы какой-то внутренний стержень, которой вот этот концепт должен противостоять англо-саксонскому восприятию действительности».