"Прямая линия – уникальный жанр"

"Прямая линия – уникальный жанр"

16 апреля 2015 г. 20:42

"Прямая линия с Владимиром Путиным" в этом году продлилась 3 часа 57 минут. За это время президент успел ответить на 74 вопроса. Политолог, директор Международного Института Новейших Государств, эксперт по постсоветскому пространству и новейшим государствам мира Алексей Мартынов, отметил, что его главное впечатление от этого мероприятия — это традиционная массовость и отражение основных вопросов, которые интересуют граждан России:— Сегодняшнее общение со страной отличалось тем, что больший акцент был поставлен на внутренних вопросах российской экономики и преодолении кризисных явлений, которые возникли благодаря санкционной политике Запада. Именно это, прежде всего, волнует граждан России, в отличие от прошлогоднего аналогичного мероприятия, когда больше спрашивали про внешнюю политику. А так — все ровно, штатно, внятно, подробно.Надо отметить уникальность самого жанра прямой линии президента со страной. Сценарий или режиссура подобных мероприятий, если таковые есть, основывается, как правило, на вопросах, которые заранее, за неделю, собирают со всей страны. И, соответственно, вся драматургия ориентируется на своеобразное зеркало, которое формируется в полученных вопросах. И это именно то, что хотел бы спросить у лидера государства каждый гражданин из разных регионов нашей большой родины, разных социальных групп и так далее.Путин, комментируя темы отношений России и Запада, сделал совершенно точное сравнение (США и СССР – прим.ред.) в плане тактики навязывания своего взгляда на развитие суверенных государств. В свое время этим грешил Советский Союз — навязывал определенные модели развития ряду восточноевропейских и других стран. Сегодня ровно в такой же парадигме действуют Соединенные Штаты: не спрашивая мнения граждан, навязывает модели развития и поведения суверенным государствам в отношении актуальных вопросов из международной повестки. Конечно, это неприемлемо. Россия переболела этим в советский период, и, слава богу, мы это понимаем и так не действуем, а вот американцы позволяют себе. Ну что ж, нам это не нравится, в отношении нас у них это не получается.Во время общения с Путиным был задан вопрос и про поставку комплексов С-300 Ирану. Эти поставки — капля, в сравнении с большими масштабами поставок вооружения разнообразного назначения, которые производит США. И это ни у кого не вызывает «истерики», как в случае с выполнением со стороны России старого контракта о поставках С-300 в Иран. Конечно, это может не нравиться Израилю в определенном смысле.Что касается комментариев президента по Украине, все происходящее там — это дела соседней суверенной страны, и мы, безусловно, свою позицию обозначили. (Россия, как отметил глава страны, прежде всего, помогает простым украинцам, украинскому народу. Нужно создать рабочие группы в рамках минского процесса и начать работу, а не говорить об этом. Путин подчеркнул: понимание того, что альтернативы политическому урегулированию на юго-востоке Украины нет, должно прийти ко всем – прим.ред.). Все, что могли и можем для мирного разрешения внутреннего конфликта на Украине, мы делаем, но спасение утопающих — дело рук самих утопающих. В том смысле, что если сами украинские власти не желают прекратить это безобразие, то, наверное, никто им здесь не поможет. Главное — желание украинских властей, мы не вмешиваемся во внутренние дела суверенного государства, в отличие от наших американских партнеров.Еще один пункт "Прямой линии" – общение Путина с Алексеем Кудриным – становится традицией (президент ответил на вопрос бывшего министра финансов, заявившего о замедлении российской экономики до 2018 года – прим.ред.) В прошлом году в аналогичном формате бывший министр финансов тоже задавал вопрос — и это становится обязательным номером данного мероприятия. Был вполне конструктивный диалог. Кудрин высказал свое экспертное мнение, президент его поправил, вот и все. Другой вопрос, что несмотря на то, что Алексей Кудрин занимал достаточно высокий пост, был министром финансов, вице-премьером правительства, он уже достаточное время не находится на госслужбе и не обладает полной информацией для того, чтобы делать такие критические выводы. Собственно, президент ему на это и указал.О поддержке малого и среднего бизнеса говорят лет двадцать (вопросы, касающиеся этого сектора экономики, неоднократно сегодня поднимались во время общения с президентом, в частности, ему пожаловались на высокие ставки по кредитам для малого бизнеса – прим.ред.). Это дежурная тема любых публичных мероприятий, касающихся внутренней экономики и политики. О том, что сегодня эта поддержка становится ощутимой, говорят сами представители малого и среднего бизнеса. Недостаточность этой поддержки — тоже не секрет. Хорошо, что у правительства есть план и что он начинает реализовываться. Дай бог, чтобы это возымело должный планируемый результат.