«Остров Свободы» И Liberty Island: если не любовь, то хотя бы понимание

«Остров Свободы» И Liberty Island: если не любовь, то хотя бы понимание

13 апреля 2015 г. 14:24

Судя по всему, американо-кубинские отношения выходят на новый виток своего развития (если, конечно, подразумевать, что в последние несколько десятков лет эти отношения хоть сколько-нибудь развивались). Тем сильнее эффект от неожиданного дипломатического рывка, за которым вполне могут последовать экономические, а затем и политические перемены. По мнению одних, это сближение обусловлено реалиями глобального мира, по мнению других, представляет собой элемент антикубинского заговора. 10 апреля в Панаме состоялась историческая встреча госсекретаря США Джона Керри с министром иностранных дел Кубы Бруно Родригесом. Официальные источники информации были скупы на подробности: «обе стороны согласились, что они достигли прогресса и что продолжат работу над решением оставшихся проблем». Новый этап в американо-кубинских отношениях начался 17 декабря прошлого года. В этот день президент США Барак Обама и председатель Госсовета Кубы Рауль Кастро выступили с обращениями после освобождения Гаваной американского гражданина Алана Гросса. Главы США и Кубы заявили о восстановлении дипломатических отношений между странами. «Это самое значительное изменение нашей политики более чем за 50 лет. Мы покончим с устаревшим подходом, который на протяжении десятилетий не помогал нам продвигать свои интересы. Вместо этого мы начнем нормализовывать отношения между нашими странами», — приводит РИА Новости слова главы Белого дома.В свою очередь Рауль Кастро заявил: «Мы договорились о восстановлении дипломатических отношений. Это не говорит о том, что главная проблема решена — экономическая блокада, которая несёт за собой огромные потери для наших стран, должна быть прекращена», — сказал Кастро, призвав своего американского коллегу отменить санкции. «Несмотря на то, что меры по блокаде в отношении Кубы являются законодательным актом США, президент США как представитель исполнительной власти может изменить характер их исполнения», — подчеркнул кубинский лидер.РИА «Новости» напоминает, что до кубинской революции 1959 года вся экономика острова была тесно связана с экономикой США. Американские фирмы контролировали более двух третей экономики Кубы, в том числе 90% горнодобывающей промышленности, 90% электрической отрасли и телефонных фирм, 80% коммунальных предприятий, 80% потребления горючего, половину посевов сахарного тростника. За семь предреволюционных лет американские компании вывезли из страны 800 миллионов долларов прибыли. В жертву производству сахара для рынка США были принесены другие отрасли хозяйства. В результате Куба превратилась в импортера важнейших для страны продовольственных, потребительских и сырьевых товаров.Куба была связана с США тесными узами военно-политического сотрудничества. На кубинской территории с 1903 года находится военно-морская база США в бухте Гуантанамо. Небывалые масштабы приняло американское влияние в области средств информации, просвещения, идеологии и культуры. Революционные преобразования на Кубе начались в мае 1959 года: были экспроприированы частные землевладения, национализированы сахарные заводы, телефонные и электрические компании, принадлежавшие американцам. В сентябре 1960 года кубинцы национализировали филиалы североамериканских банков. Все предложения со стороны США об урегулировании имущественных отношений были отвергнуты революционными властями. Ответным шагом с американской стороны стало прекращение поставок нефти на Кубу и полный отказ от закупок кубинского сахара. 2 января 1961 года США разорвали дипломатические отношения с Кубой.В апреле 1961 года Соединенные Штаты поддержали высадку полуторатысячного отряда вооруженных кубинских оппозиционеров в заливе Кочинос. Знаменитая, многократно упомянутая в художественных произведениях и феерически неудачная операция стала первой и единственной масштабной попыткой силового демонтажа режима Кастро. Но высшей точкой напряженности в кубино-американских отношениях оказался Карибский кризис 1962 года, когда на Кубе были размещены советские ракеты с ядерными боеголовками, нацеленными на США. Считается, что Кеннеди проиграл этот раунд «холодной войны». Поскольку, в обмен на согласие Хрущева вернуть ракеты обратно, был вынужден убрать американские ракеты из Турции. Советы остались «при своих», а Штаты потеряли ядерный форпост в средиземноморском бассейне. В дальнейшем Дж. Ф. Кеннеди и остальные президенты предпочитали, в основном, действовать проверенными политико-экономическими методами, отказывая дипломатическое давление не столько на Кубу, сколько на ее потенциальных деловых партнеров. В феврале 1963 года в США был принят специальный закон Cuban Assets Control Regulations. Запретительные меры стали основным рычагом американской политики по отношению к Кубе. В 1966 году был введен запрет на посещение Кубы гражданами США. Такое положение сохранялось до конца 70-х, когда стороны начали постепенно размораживать контакты. Президент Барак Обама неоднократно говорил о новом подходе к отношениям с Кубой и о том, что США могут пересмотреть санкции против Кубы. 10 декабря 2013 года кубинский руководитель Рауль Кастро лично встретился на похоронах Нельсона Манделы в ЮАР с Обамой, и они пожали друг другу руки. Это стало первым случаем со времени кубинской революции 1959 года, когда лидеры двух стран имели личную встречу.В принципе, Гавана всегда выражала готовность к сближению с Вашингтоном. Все, однако, упиралось в идеологию. Как неоднократно говорил Кастро, «мы не требуем от США изменения их политической и социальной системы, и не можем согласиться на обсуждение изменения нашей системы». При этом кубинцы-то в некоторой степени готовы «поступиться принципами». Они рассчитывают, что в ходе проводимых экономических реформ удастся избавиться от уравнительной системы, присущей социалистической экономике и сделать ее, более рыночной. При этом речь, конечно, не идет о фундаментальных изменениях политического строя на Кубе. Надо сказать, что многие экономисты критикуют проводимые на Кубе реформы, полагая, что они поверхностны, идут слишком медленно и не способны спасти от упадка кубинскую экономику, построенную на советский лад. Однако процесс сдвинулся с мертвой точки и вряд ли Куба вернется во времена военного коммунизма. Во всяком случае, кубинцы нуждаются в иностранных инвестициях, которые невозможны без встречных шагов по либерализации жизни в стране. Эта политика у них деликатно называется «актуализацией» социально-экономической системы. По мнению Гаваны, это неизбежное зло. Стране требуется примерно два с половиной миллиарда долларов иностранных инвестиций ежегодно. Просто так эту сумму «презренные капиталисты» не дадут.Министр внешней торговли и иностранных инвестиций Кубы Родриго Мальмьерка предлагает иностранным инвесторам более 270 проектов в 11 различных сферах островной экономики. На днях Мальмьерка встретился с главой Торговой палаты США Томасом Донохью. Подробности встречи неизвестны. Но после провала торгово-экономического и финансового эмбарго США и учитывая нынешнее сближение Гаваны и Вашингтона американский бизнес, в принципе, готов зайти на «Остров свободы» с деньгами и проектами. Серьезное противодействие этому может оказать, однако антикастровское лобби на Капитолийском холме – те самые кубинские политэмигранты, самые яркие представители которых попали в американский политический истеблишмент. К числу противников сближения относится, к примеру, сенатор-республиканец Марко Рубио, который называет эту политику «абсурдом» и уверен, что это «ещё одна неудачная попытка президента Обамы провести политику успокоения режимов-изгоев любой ценой». Критикует президента США и сенатор-демократ Роберт Менендес, который возглавляет сенатский комитет по иностранным делам до конца нынешнего года. Интересно при этом, что американцы, по мнению некоторых экспертов, на самом деле вовсе не отказываются от идеи демонтажа кастровского режима. Просто они решили поменять тактику и действовать изнутри, подрывать систему, став, как говориться, «одним из ее столпов». По мнению директора Национальной библиотеки Кубы им. Хосе Марти Эдуардо Торреса Куэваса, «то, что происходит сегодня, всегда было свойственно североамериканскому либеральному сектору, - стремление проникнуть внутрь Кубы и в той или иной форме завладеть неким пространством, чтобы оказывать влияние на развитие нашей страны. Ведь президент США публично признал, что нормализация отношений с Кубой - это единственный способ изнутри изменить внутриполитическую ситуацию. Американцы всегда поступают прагматично». Другой известный кубинский историк Густаво Пласер предполагает, «США пошли на переговоры с нашей страной не только потому, что за полвека с лишним торгово-экономическая и финансовая блокада и другие враждебные акции против нас не сработали. Но и потому, что администрация президента Барака Обамы надеется ликвидировать наш общественный строй изнутри, после ухода с политической арены нынешнего исторического руководства во главе с Раулем Кастро и ждет появления на горизонте некоего «тропического Горбачева», чтобы с его помощью разрушить нашу модель социализма». Впрочем, многие эксперты не склонны считать процесс сближения Кубы и США инструментом какого-то антикубинского заговора. Даже кубинская диаспора в Майями теряет идеологический задор. По словам научного сотрудника РГГУ, эксперта по Латинской Америке Михаила Белята, «последние годы миграция с Кубы перестала быть антикубинской: люди бегут не по политическим, а по экономическим причинам. Восстановление отношений неизбежно положительно скажется на экономической ситуации в самой Кубе». Эксперт считает, что со стороны США нормализация отношений стала «не вынужденным, а логическим» шагом.Директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко также убежден в этом. «Уже никто особо и не помнит, из-за чего все началось, история вопроса где-то далеко в прошлом тысячелетии. Режим на Кубе потихонечку либерализуется, понятно, что он пока не отвечает стандартам американской демократии но, тем не менее, Обаме очень важно получить какие-то результаты, не зря же он Нобелевскую премию получал, и тут он нормализовал отношения с Кубой», — рассказал эксперт радиостанции «Коммерсантъ FM».Кубинцы, между тем, считают свою страну ветераном большой политической игры с США, в которой Куба побеждает. Гавана, безусловно, не воспылала любовью к Вашингтону, равно как и Вашингтон не готов броситься в объятия Гаваны. Другое дело, что изменения назрели. Обеим сторонам нужен равноправный, открытый и цивилизованный диалог. Кубинцам – из-за экономических проблем, американцам – из-за политических. Спустя много десятилетий противостояния «неожиданно» выяснилось, что худой мир лучше доброй ссоры. Есть надежда, что Вашингтон применит эту формулу и в отношениях с другими старыми оппонентами, дабы стремительно накапливающийся конфликтный потенциал не перевел геополитический кризис на военные рельсы.