Греция - стратегический партнер России сегодня

Греция - стратегический партнер России сегодня

7 апреля 2015 г. 19:50
Президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов о том, какую выгоду России может принести сегодня продолжение сближения с Грецией, самым слабым звеном Евросоюза

Несомненно, следует обратить внимание на визит премьера Греции в Россию. Эта страна стратегический партнер для Российской Федерации как в экономическом, так и политическом плане. Кроме того, имеет влияние на других членов европейской группы, включая, например, тот же самый Кипр. Речь идет о новых возможностях, которые открываются для обеих сторон (России и Греции – прим. ред). Сейчас Греция ведет переговоры с Европейским союзом, как известно, о пролонгации кредитной линии. В ближайшее время ей предстоят серьезные выплаты, более 400 млн евро, соответственно, в рамках внешних обязательств. И понятно, что на фоне сложных соглашений Москва может стать очень хорошим маневром, который предпримут Афины, для того чтобы усилить свои переговорные позиции. России Греция нужна, с одной стороны, чтобы показать отсутствие изоляции государства, а с другой - усилить свой энергетический проект. Я напомню, тот же самый «Южный поток», который перерос в «Турецкий поток», в том числе может входить, и будет входить в любом случае, в ЕС - в восточную Европу - именно через Грецию. Кроме того, через Грецию есть хорошие выходы в обход Болгарии, например, дальше по маршруту Южного потока, или через юг в направлении Италии, именно так изначально предполагалось построение маршрута. Поэтому энергетическая составляющая здесь тоже крайне важна. Второй фактор, это непосредственно участие Греции в европейской структуре принятия решений. Дело в том, что летом пройдет очередное голосование за секторальные санкции, наиболее болезненные для РФ. И уже целый ряд выступил против этого процесса. В частности, Чехия, Венгрия, Италия, Испания, в том числе Греция. Причем эта страна, в отличие от многих игроков, публично заявляет о том, что собирается голосовать против, и пытается держать эту линию. С учетом того, что в ЕС при принятии решения необходимо абсолютное большинство, то есть все страны должны проголосовать за продление секторальных санкций, Греция может внести серьезный раскол в Европейский союз. Этот раскол на самом деле и так существует, но он в таком случае перейдет в публичную форму. Наконец Греция основной военно-политический партнер России. Дело в том, что шли переговоры об увеличении своего присутствия военного, незначительного, правда, но все-таки, в направлении Кипра. И здесь Греция тоже может выступить в качестве партнера. Плюс ко всему, речь может идти о стабилизации и формировании миротворческих контингентов, поэтому и в переговорах по Украине греки тоже могут стать важным фактором в изменении общественного мнения в ЕС. Поэтому, несмотря на то, что Греция не самый крупный партнер, интерес к визиту греческого премьера достаточно высокий. Причем, в европейских СМИ, там сейчас это один из самых обсуждаемых вопросов, хотя и рассматривается он немного в другом ракурсе.Москва сейчас старается выстроить двусторонние отношения с ключевыми игроками Европейского союза, понимая, что через европейскую бюрократию договариваться достаточно сложно. Тем более что она подвержена внешнему влиянию. Поэтому соглашения с Грецией, Венгрией, Чехией, я напомню, ранее были соответствующие визиты первых лиц этих стран, могут стать очень перспективными для РФ, стать альтернативой взаимодействия через европейскую бюрократическую систему, а точнее, через Еврокомиссию.Греция сейчас самостоятельно при действующей модели долги никогда не вернет, это понимают все. Вопрос в том, по кому это ударит. Понятно, что греки сейчас ищут спасательные маневры, никто не спорит, что они преследуют свои интересы. Однако так поступают все страны во всем мире. Нет стран, которые друг с другом находятся в дружеских отношениях, которые остаются неизменными. Это невозможно, ни в случае с Прибалтикой, если изменится экономическая конъюнктура, ни Польшей, ни Германией. Единство ЕС это очень большой миф, и раскол произошел задолго до Греции. Он пошел еще от Конституции Евросоюза, которая, я напомню, провалилась в Польше. Как и другие инициативы, связанные с объединением, например, создание единого Министерства финансов. В прошлом году ЕС еще больше раскололся на Украине, как и на теме Ливии в свое время, и многих других. Другое дело, что европейская бюрократия хочет создать ощущение единой Европы и консолидации в принятии решений. Но эти решения разные везде. Ведь это же не только Греция заявляет о своей позиции, о ней заявляют и другие страны. А кто еще так называемый полезный идиот (президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес на днях так назвал лидеров Греции, Италии, Венгрии и Кипра, выступающих против санкций в отношении Москвы, он сказал, что они "полезные идиоты" Владимира Путина. – прим.ред), например, в случае сравнения экономик Испании и Эстонии, это вопрос открытый. Потому что Испания, в частности, раньше состояла в зоне евро, я уже не говорю о Франции. А страны Прибалтики вошли позже в ЕС, это был последний пакет. Плюс ко всему вклад ВВП той же самой Эстонии несоизмеримо меньше, чем например даже вклад ВВП, положим, Чехии. Так что вопрос, кто здесь настоящий европеец, и кто на самом деле развалит Европейский союз, остается открытым. Увеличение, к примеру, финансирования бюджетов военных, которое в принципе убьет европейский проект как таковой - хотя бы с точки зрения внешней задолженности - активно лоббирует в частности Польша. Которая сама требованиям не соответствует.В Европе вообще система принятия коллективных решений достаточно слабая. Нет ни одного, по которому не было бы расхождения позиций в принципе – это невозможно в ситуации, где стран больше 20-ти. Члены ЕС делают сейчас в большей степени акцент на двусторонних отношениях. Это касается всех игроков. Представители Эстонии ездят в США, лидеры Венгрии – в Россию. Европе для единения нужно выстраивать одну политическую линию, но пока ее нет.Бонусы для России в укреплении отношений с Грецией – это, во-первых, выход на южную Европу. У нас в последнее время был там только один партнер - Италия. Но в этом государстве в последнее время сменяются партнеры. Там политическая система сама по себе такая, что ни один премьер-министр до конца своего срока не досидел. Поэтому договаривать там приходится на личных отношениях, решения часто пересматриваются. Например, долгое время Италия поддерживала Южный поток , затем там сменилось руководство, и уровень поддержки упал. Поэтому итальянские партнеры очень интересные, но их надежность вызывает вопросы. А нам южный регион европейский очень интересен. Для начала поток отдыхающих – мы обеспечиваем значительную часть туртрафика – и в Испанию, и в Грецию и в Италию частично. Также оттуда у нас шли поставки продовольствия. Испанские представители сельского хозяйства, кстати, уже давно лоббируют отмену санкций. Причем делает это порой публично. Так что Греция может стать ключом выхода на рынок Средиземноморья, а затем и всего ЕС. Нам интересна эта страна и с точки зрения выхода частично к финисовой системе. Дело в том, что до последнего времени основным оффшором РФ был Кипр. Там работала значительная часть греческих банков. Несмотря на все внешние давления на Кипр, некоторая часть финансовых операция все равно проходит через него. Нам здесь нужна Греция, как выход на рынки Евросоюза – поддержка хороших отношений с Грецией даст нам хорошие отношения с этим хабом (Кипром – прим.ред.). Третий фактор – это формирование энергетических проектов. Греция служит выходом к Босфору и Дарданеллам, помимо Турции. Любые серьезные проекты, которые связаны с трафиком энергоносителей с Черноморского побережья, а если глубже брать и всей средней Азии, все равно будут контролироваться Турцией и Грецией. Поэтому логично создать выгодное взаимодействие. Тем более что с Болгарией, как показали санкции, отношения у нас не задались.Предоставление преференций одной стране, в рамках частичной отмены антисанкций со стороны России, может стать хорошей моделью для других стран. Если они будут готовы к сотрудничеству, и для них могут быть сделаны индивидуальные послабления.