Это был ожидаемый компромисс

Это был ожидаемый компромисс

7 апреля 2015 г. 1:51
Политолог Александр Коньков комментирует ситуацию вокруг Ирана и заявление Барака Обамы о том, что "ослабление Израиля, если оно произойдет в результате подписания соглашения по иранской ядерной программе (ИЯП), станет провалом внешней политики американской администрации".

К этому достаточно долго двигались все участники процесса по иранскому ядерному урегулированию, как США, так и европейские игроки. И в этом смысле это был предсказуемый и ожидаемый результат, еще начиная с осени 2013 года. Благодаря, во многом, Владимиру Путину, удалось достичь такого рода компромиссов. Очень важный фактор на сегодняшний день, повлиявший на достижение такого рода соглашения, это то, что демократическое меньшинство в США пошло ва-банк, после всех своих потерь на внутриполитической арене, они решили довести до конца обязательство Барака Обамы о заключении сделки с иранским руководством, несмотря на все те издержки, которые пришлось нести, в том числе, ухудшение отношений с нынешним руководством Израиля. Мы знаем, что позиция Израиля расколола американскую элиту, и сейчас республиканское большинство даже ставит под вопрос возможность дальнейшей реализации такого рода компромисса между посредниками и Ираном. В то же самое время нужно понимать, что сегодня в связи с теми обстоятельствами, которые складываются на Ближнем Востоке с ростом и исламского государства, и нестабильностью, революцией и государственным переворотом в Йемене, все заинтересованные стороны - международные посредники, все ключевые державы были заинтересованы в том, чтобы максимально быстро решить застарелые сложности с другими игроками на ближневосточном поле для того, чтобы стабилизировать ситуацию и сколотить более компромиссные коалиции с участием непримиримых врагов, в частности в лице Ирана, для решения существующих кризисов. И, тем не менее, важным фактором является то, что даже после достижения компромиссов, Соединенные Штаты заявили, что не будут убирать системы противоракетной обороны из Европы, тем самым поставив под сомнение свои вечные аргументы о том, что эти системы планировалось ориентировать против Ирана. Таким образом, косвенно подтверждается, что несмотря на ликвидацию потенциальных, и, в общем-то, довольно удаленных во времени угроз со стороны Ирана, США продолжают линию по формированию системы противоракетной обороны. Это говорит о том, что это было направлено не против Ирана, а против России. Все понимают, что такого рода оружие, против которого может работать потенциальная система ПРО, это в первую очередь, российское вооружение. Если возвращаться к вопросу, с чем связан раскол в американских элитах, здесь важнейших фактор – это активное произраильское лобби, которое всегда было сильно именно среди республиканцев. И та жесткая позиция, которую занимает премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху относительно сделки с Ираном, то есть, Нетаньяху считает, что ни на какие компромиссы с Ираном идти нельзя, поскольку как раз это усложнит ситуацию на Ближнем Востоке, и в данном случае то произраильское лобби в республиканской среде и Конгрессе США склонно поддерживать позицию Нетаньяху. Я напомню, что буквально два месяца назад Нетаньяху, несмотря на все противодействия Белого дома и демократов, приехал в какой-то степени в обход дипломатического протокола в Соединенные Штаты, без согласования с президентом и его офисом. Он открыто выступил в Конгрессе, где ему рукоплескали все основные лидеры республиканцев и всячески приветствовали его аргументацию, пообещав, что не допустят разворота США в сторону поддержки сделки с Ираном. И здесь остаются еще большие сомнения, как будут развиваться события. Сегодняшние события Израиль расценивает, как слабость Соединенных Штатов в борьбе с мифической иранской ядерной программой. Мифической, в том смысле, что они продолжают утверждать, что ИЯП нацелена на создание полноценного ядерного оружия, которое планируется использовать исключительно против Израиля. В этом отношении тезисы такого рода не существуют, как и не существует аргументации в целесообразности строительства систем ПРО против Ирана в Европе. Несмотря на это, произраильское лобби продолжает настаивать на этой позиции и считает, что заключение компромисса с Ираном это слабость со стороны ведущей державы мира, а во-вторых, это безусловное нарушение определенных договоренностей с Израилем и в какой-то степени это ухудшение отношений с ключевым союзником. Говоря о сегодняшнем заявлении Барака Обамы о поддержке Израиля, это, скорее, попытка сделать хорошую мину при плохой игре. Другое дело – это конкретные действия, и то, что была заключена сделка с Ираном, значит, пути назад нет. Если сейчас США пойдут на попятную, это будет означать международный скандал, этим воспользуются многие антиамериканские силы, чтобы поднять на смех американскую внешнюю политику, которая мечется между двумя лагерями и не может определиться. Безусловно, это будет ударом по имиджу США.Говоря о том, что может приобрести российская сторона от сделки с Ираном в краткосрочной перспективе, и это уже было продемонстрировано, когда появились новостные сообщения о достижении компромиссов по иранской ядерной сделке, в первую очередь, снизились цены на нефть. И это вполне объяснимо, так как Иран является крупнейшим обладателем таких энергоресурсов, как газа, так и нефти. И в этом отношении санкции, которые международное сообщество вводило против Ирана, таким образом, объявляются сходящими на нет и открывают путь иранским ресурсам на международный рынок. В этом смысле ожидания спекулянтов сыграли на понижение цены на нефть. В долгосрочной перспективе, я думаю, нам это выгодно, потому что это демонстрирует правильность российского курса, который всегда поддерживал конструктивные и прагматичные отношения с Ираном, несмотря на то давление, которое испытывал как сам Иран, так и те страны, которые ведут с ним дела. Россия с одной стороны, укрепляла отношения с Ираном, а с другой стороны, всегда подчеркивала, что любые агрессивные действия, которые объясняются антииранскими задумками, как та же система ПРО в Европе, являются, как минимум, ошибочными, а как максимум, провокационными и контрпродуктивными. В этом смысле российский тезис доказывает свою справедливость об ущербности двойных стандартов, которые применяются западным миром в отношении неугодных режимов и игроков. Нам нужно использовать наши прагматичные отношения, накопленные в предыдущие годы, их с тем, чтобы Иран тоже выступал в прагматичной позиции в отношении России, которая сейчас тоже испытывает определенное экономическое давление.С точки зрения общей ситуации на Ближнем Востоке и взаимоотношений с Израилем, традиционно у России были одинаково хорошие конструктивные отношения, как с Израилем, так и с мусульманскими странами в регионе. Безусловно, Россия только приобретет от такого рода действий, если покажет свою способность договариваться со всеми сторонами. С другой стороны, то, что касается взаимоотношений Израиля и США, Россия может продемонстрировать Израилю определенные издержки, которые неизменно возникают после излишнего доверия Соединенным Штатам, и показать, кто настоящий и друг и ведет себя честно. Поддержка Израиля Россией всегда носила взаимовыгодный характер и диалоговое разрешение всех существующих сложностей. Мы не вмешиваемся в конфликт ценностей, мировоззренческих проблем, которые существуют в регионе. Россия руководствуется интересом всех сторон, вовлеченных в процесс.